Польша Качиньских - это Россия в версии 'soft' ("Rzeczpospolita", Польша)
08.02.2007

Качиньский похож на Путина не потому, что он громит оппозицию и расправляется со взбунтовавшимися воеводствами. Их методы сравнивать нельзя, но эффект их действий одинаков: оба укрепляют самые худшие стереотипы о России и Польше - пишет публицист Томаш Мачковяк.

Текст Александра Качоровского 'Почти как Путин', опубликованный в польском издании Newsweek, привлек к себе столько внимания не потому, что автор ошибается или же наоборот - говорит горькую правду. Самым болезненным оказалось, на самом деле, сравнение с Путиным, потому что любые намеки на сходство с Россией поляки считают оскорбительными. Если бы Качоровский, критикуя демократическую культуру Качиньского, сравнил его, например, с греческими полковниками, то никто бы и не заметил его текст. Если бы он сравнил его с Пиночетом, то некоторые из защитников премьера облизнулись бы от удовольствия, услышав такой комплимент. Но Качоровский завел речь о Путине, а тем самым сравнил Польшу с Россией. Как же это он посмел? Страну мучеников, столетиями защищавших цивилизацию Европы от восточного варварства сравнивать с этими самими варварами?

Блок 'Russia'

Лично я аналогию, проведенную Качоровским, считаю очевидной, по крайней мере, если смотреть на Польшу извне, с Запада. Свободный мир десятилетиями видел в Центральной и Восточной Европе монолит, называемый восточным блоком. Американцы для краткости называли его 'Russia'. Это стереотип по-прежнему определяет западное мышление, хотя и редко вербализуется.

Его силу описал Милан Кундера. Писатель вспоминал друга-француза, с которым он в 70-е годы организовал в Париже помощь для антикоммунистической оппозиции в Чехии. Лишь через несколько лет совместной деятельности этот француз - друг Восточной Европы проговорился, что считает чехов православными, которые пишут кириллицей! Если интересующийся регионом человек Запада так думает о чехах, то что рядовой гражданин свободного мира должен был десятилетиями думать о Польше?

Еще несколько лет назад немцы из Ганновера, приезжая в гости к моим родственникам под Познань, пытались покорить сердца хозяев, приветствуя их громким 'Zdrawstwujtie!'.

После 1989 г. элиты стран Центральной Европы выбрали другой путь: стиснув зубы, переносить унижения и в интересах своих стран постепенно менять стереотипы, а при случае - и реалии. Эти усилия ставились под сомнения различными партиями обиженных на целый мир - таких, как правительства Павляка или Ольшевского [в Польше], как правительство Мечьяра в Словакии, которые, хотя и приходили к власти, никогда не оказывали решающего воздействия на судьбы региона.

Несмотря на эти колебания, стереотипный образ этой части Европы начал меняться. Это удалось в значительной мере благодаря непрактичным с виду дипломатическим акциям, связанным с Вишеградской группой и продвижением понятия 'Центральная Европа'. Благодаря этому четыре страны региона были вынуты из мешка с надписью "Russia".

Кто не дорастает до Запада

Возникло новое геополитическое качество: страны бывшего восточного блока, которые модернизируются и преодолевают отставание от Запада. Особенно важной эта градация была в период войн на Балканах. Этот политический и пиаровский успех был подтвержден в 1999 г., когда Билл Клинтон в своем выступлении противопоставил балканскому миру преступлений и хаоса успех Центральной Европы, только что принятой в НАТО. Тот, кто провел дни и годы, объясняя американцам и французам, чем Пилсудский отличается от Сталина, поймет, о чем я пишу.

Увенчанием этого процесса была роль, сыгранная Польшей в 'оранжевой революции'. Варшава, объясняющая Западу, чем Киев отличается от Москвы, уже совершенно не соответствует образу Востока, господствовавшему пару десятилетий назад.

Именно в этот момент полноту власти в Польши получил в свои руки дуэт братьев Качиньских, которые невероятно последовательно вписываются в старый стереотип Востока, уничтожая то, что шаг за шагом создавалось в последние 16 лет. Их политические манеры, выпады в отношении Германии и оппозиции, неприязнь к свободе СМИ - все это идеально соответствует западному представлению о Восточной Европе с ее Путиным, Брежневым, коммунизмом, национализмом.

Качиньских и их сторонников характеризует достойная перезрелой девицы вера в собственную исключительность, которой мир должен восхищаться - иначе мы обидимся. Этот лагерь переполняет убежденность в моральном превосходстве польской цивилизации над цивилизацией Запада, потому что именно у нас сохранились подлинные европейские ценности, в особенности, истинная версия христианства, опоганенная и отринутая на Западе. Поэтому Польша обязана строить общественную жизнь, не обращая внимания на европейские образцы, например, в области прав гомосексуалистов.

Однако подобная убежденность в собственной исключительности свойственна всем тем, кто не дорастает до Запада: чехам, словакам, венграм, туркам. И русским: на упреки в отсутствии демократической культуры они отвечают тем, что Россию нельзя мерить западными мерками, потому что это специфическая 'евразийская цивилизация'.

Почти как при Мечьяре

Эти подозрения подтверждают реакции политиков и благожелательно настроенных к ним журналистов на текст Качоровского. Вот премьер призывает журналистов прекратить атаки на правительство. Бьюсь об заклад, что в левых американских СМИ Джорджа Буша за войну в Ираке не раз сравнивали с Гитлером или Сталиным. Но было ли хоть раз такое, чтобы Буш призвал журналистов 'прекратить атаки'? Или чтобы Буш намекнул на то, что слишком многие американские газеты находятся в руках, скажем, мусульман, и пора этим заинтересоваться?

В свою очередь Рафал Земкевич (Rafal Ziemkiewicz) написал текст о том, что кое-кто из оппозиции переходит границу между здоровой критикой и причинением вреда Польше. Сравнение с Путиным - беспокоится Земкевич - наверняка подхватит западная пресса.

Так вот я убежден в том, что для западной прессы сравнение с Путиным - самое простое из всех возможных! Тамошней прессе его никому не нужно подсказывать.

А, кстати, кто слышал о том, чтобы некий левый британский публицист написал, что консерватор Пол Джонсон (Paul Johnson), немилосердно критикующий Тони Блэра, вредит интересам Великобритании в то время, как страна ведет тяжелую войну в Ираке и Афганистане? Читал ли Земкевич когда-нибудь, что прокремлевские газеты пишут, например, о критике Путина Сергее Ковалеве?

Сам я подобные призывы читывал только в Словакии в годы правления Мечьяра. И пишу я это вовсе не для того, чтобы оскорбить Земкевича. Просто я не знаю такой страны, в которой подобная практика была бы нормой. Во избежание недоразумений подчеркиваю: сравнение касается только стиля публичных высказываний. Вредоносный дилетантизм Качиньских нельзя сравнивать с политическим диктатом Мечьяра. Так, может, лучше перестать провоцировать западную прессу? Ведь нужно всего-то стиснуть зубы и работать.

Созданный ранее образ цивилизованной Центральной Европы кажется иллюзией не из-за публицистов, подобных Качоровскому, а из-за поведения правых политиков и журналистов. Качиньские сделали с Польшей то же самое, что с Россией сделал Путин: после десятилетия коррумпированной и хаотичной, но все же демократии а-ля Ельцин, он доказал миру, что диктатура [в оригинале 'замордизм' - прим. пер.] - это естественная для России система. Что Россия просто стала такой, какой была всегда, и ничто никогда этого не изменит.

Именно благодаря Качиньским с Польшей происходит фундаментальная перемена: она перестает быть 'самой восточной частью Запада' и превращается в 'самую западную часть России'.

Автор - публицист. Работал в 'Газете выборчей' и журнале Newsweek. В настоящее время - заместитель главного редактора еженедельника Forum.


К списку                                   © Copyright 2007 http://www.inosmi.ru

www.warsaw.ru