В защиту польских сантехников ("Project Syndicate", США)
08.02.2007

Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Сторонники европейской социальной модели утверждают, что ее отличительной чертой является то, какое большое значение уделяется 'социальному единству'. Без сомнения, быть против единства так же трудно, как быть против дружбы. Но действительно важно то, какая стратегия работает лучше.

Существующие стратегии по достижению социального единства основываются на вере в то, что в отсутствие корректировки свободное течение рыночных сил приведет к большому разрыву в уровне доходов и тем самым обострит социальный конфликт. Но исследования говорят о том, что перераспределение большинства доходов в виде социальной помощи от государства зачастую ограничено средним классом, в то время как лишь относительно небольшой процент достается богатым и бедным. А некоторые перераспределения и вовсе происходят в обратном направлении. Например, многие пенсионные системы перераспределяют деньги от бедного класса среднему просто из-за того, что более богатые люди обычно дольше живут.

Что большинство европейских стран получают от своих социальных расходов, так это увеличение количества услуг, предоставляемых государством, а не сколько-нибудь значительное сокращение социального неравенства. Поэтому снижение социальных расходов может привести лишь к относительно небольшому увеличению неравенства и опасности социального конфликта. К тому же, если европейцы станут более эффективно использовать средства на социальные расходы, они смогут добиться более заметного сокращения неравенства при более низком уровне социальных платежей.

Многие стратегии, направленные на достижение единства, могут в действительности сильно его нарушить. Например, запрет на увольнение сотрудников, может защитить тех людей, у которых есть работа, но часто за счет безработных, что увеличит социальную дискриминацию. Даже в тех сферах, где высокий уровень социальных выплат действительно сокращает неравенство (и, предположительно, тем самым усиливает единство), он может подорвать межобщинные отношения, если какие-либо этнические меньшинства станут восприниматься как основные выгодополучатели.

Европейский Союз был создан на трагических уроках первой половины ХХ века, когда свобода национального эгоизма привела к катастрофе континентального масштаба, а развитие глобализации означает, что экономическая, внутренняя, внешняя и оборонная политика едва ли окажется успешной, если будет развиваться исключительно на национальном уровне. Однако мы по-прежнему верим в то, что социальное единство может быть ограничено одним народом. Фонды европейского единства составляют лишь небольшую часть от европейского ВВП, в то время как обычно около 10% национальных доходов идет на социальные платежи.

Рост полномочий Европейской Комиссии по массированному увеличению расходов на укрепление общеевропейского социального единства будет политически неприемлемым для богатых членов ЕС, которым придется за это платить. Но мы не можем принять и ситуацию, при которой на укрепление социального единства внутри отдельных стран тратятся огромные ресурсы, в то время как европейское единство сильно отстает.

К счастью, неравенство часто можно значительно сократить, не тратя много денег. Ничто из того, что может сделать ЕС или его отдельные члены, не сможет так же сильно повлиять на сокращение неравенства в доходах в Европе, как устранение национальных протекционистских барьеров для миграции, движения капитала и оказания услуг. С помощью этого можно сократить неравенство не только между старыми государствами-членами ЕС, но и в новых бедных странах. Самые бедные получат больше всего, в то время как богатые государства-члены ЕС потеряют немного, несмотря на распространенные у них опасения открытых границ.

Например, во время кампании перед референдумом по европейской конституции во Франции 'польских сантехник' стал символом угрозы для жизненных стандартов французских рабочих, которая должна, якобы, возникнуть вследствие европейской интеграции. Но в действительности, свободная миграция (если она будет разрешена) окажет минимальное влияние на доходы французских сантехников, не в последнюю очередь из-за небольших размеров новых государств-членов ЕС по сравнению со всей Западной Европой. Доходы рабочих Великобритании и Ирландии заметно не снизились, несмотря на открытость обеих стран для миграции из расширенного ЕС.

Свободная миграция в ЕС означает, что польские сантехники догонят не только французских сантехников, но и польских банковских служащих. Средний класс в Польше растет из-за увеличения стоимости услуг квалифицированных рабочих, таких как сантехники, а также менее квалифицированных, таких как маляры и более квалифицированных, но низкооплачиваемых, таких как врачи.

Почему же тогда предложенную Еврокомиссией директиву, которая должна обеспечить свободу оказания услуг всем компаниям во всем Союзе, стали поносить как 'Директиву Франкенштейна'? Почему она была до неузнаваемости ослаблена Европейским Парламентом? Почему требования новых государств-членов ЕС о более свободном доступе к рынкам труда и услуг Западной Европы и о праве конкурировать за инвестиции со 'старой Европой' заклеймили социальной подрывной деятельностью? Почему стратегии, которые могли бы быть наиболее полезны в деле сокращения неравенства в Европе, представляются как антисоциальные?

Мотивация противников свободного предоставления услуг и движения рабочей силы в Европе заключается не в желании обеспечить социальное единство, а в стремлении сохранить прежнее положение вещей. Конечно, изменения приносят дискомфорт и могут даже привести к напряжению и конфликтам. Но консервативные подходы, лежащие в основе сопротивления изменениям, никак не назовешь 'социальными', потому что они не дают беднейшим странам Европы шанса на улучшение своей доли.

В самом деле, такие подходы потенциально разрушительны. Если они будут приняты в качестве основных принципов европейской политики, европейская экономика окажется в тупике, и из-за крайне медленного экономического роста мы не сможем позволить себе даже скромного уровня социальных платежей.

Ян Кшиштоф Белецки - бывший премьер-министр Польши, в настоящее время занимает пост президента и генерального директора банка 'Пекао'.


К списку                                   © Copyright 2007 http://www.inosmi.ru

www.warsaw.ru