Газ - покровитель Европы ("Rosja w globalnej polityce", Польша)
09.02.2007

Если причиной возникновения государств или целых цивилизаций являются человеческие идеи и естественные интеграционные процессы, то топливом, поддерживающим их жизнь, неизменно остаются природные ресурсы. Когда-то это были бронза, золото, уголь, железная руда. В наше время важнейшую роль играют нефть и природный газ. На европейском континенте большее значение имеет второе. В отличие от Соединенных Штатов, где экономика держится на нефти, экономика Европы строилась именно на газе. И это имеет серьезные политические последствия, в том числе и для России - крупнейшего в мире поставщика газа. Этот ресурс - ключ к будущему, а значит, ключ к тому, быть или не быть российскому государству.

Мнение, что эта смесь метана и некоторых добавок будет определять будущее Европы, звучит странно. С ходу можно назвать еще несколько аналогичных или даже более важных факторов для существования Старого Света: развитие интеграционных процессов внутри ЕС, огромная волна иммиграции, исламизация целых регионов Европы и т.д. Однако у природного газа есть шанс сыграть гигантскую роль в российско-европейском объединении, а в будущем, кто знает, может и в создании российско-европейской федерации. А это, несомненно, изменило бы облик Европы. Подобные процессы уже имеют место и порождают аллергические реакции в Польше и странах Балтии, которые совсем не восторге от роста роли Москвы на континенте. Проблема заключается в том, что наши опасения идут явно вразрез с доминирующими тенденциями.

Бремя истории

У Польши есть право высказывать собственное мнение и распространять его в рамках Европейского Союза. Мало того, Польша, как полноправный член ЕС, может эффективно влиять на отношения ЕС и России, что показал еще саммит в Хельсинки в ноябре 2006 года, в ходе которого столь ожидаемые Россией и Европейской Комиссией переговоры по новому договору о сотрудничестве и партнерстве между Москвой и Брюсселем так и не начались именно из-за позиции Варшавы.

Возникает вопрос: неужели предназначением Варшавы является вечное сопротивление России и ее планам? Не совсем так. Может быть иначе. Тем же, кто сразу хотел бы раскритиковать поляков за их антироссийские настроения, надо постоянно напоминать польскую историю, в которой сначала Россия, а потом Советский Союз сыграли не наилучшую роль. Нельзя от нации, для которой антироссийскость была одним из элементов национального самосознания, требовать немедленно полюбить восточного соседа и начать воспринимать его просто как перспективного торгового партнера. Для этого нужно время и терпение. От обеих сторон.

У Польши, помимо исторической враждебности, есть еще и интересы, а, кроме того, на ее судьбу влияет геополитическое положение. Эти два фактора делают нас намного ближе России, чем история. Как новый член ЕС, Польша оказалась между двумя гигантами: самым крупным поставщиком газа - Россией, и самым крупным его потребителем - Германией. Внешне это не самое комфортное положение, тем более что польские политические элиты не готовы к ведению газовой игры на таком уровне. Но проклятие иногда становится шансом. Можно хотя бы попробовать побороться за позиции главного транзитного государства между Россией и Западной Европой, не только для поставок газа, но и прочих товаров. Можно стать незаменимым элементом большой транзитного региона, транспортирующего природные ресурсы на запад, а товары и капиталы - на восток. Завоевать позицию постоянного и незаменимого посредника в европейско-российской торговле. Польша должна стремиться к тому, чтобы стать незаменимой и для России, и для Германии.

Пока очередная правящая элита мечется в беспомощности, Польша преследует исключающие друг друга цели. С одной стороны она хотела бы быть основным государством, через которое проходит транзит российского газа в Западную Европу, с другой - диверсифицировать поставки газа для собственной промышленности, чтобы освободиться от зависимости от российских поставок. Когда мы, наконец, осознаем сложность ситуации, можно попробовать понять реакции Польши. Иногда весьма бурные, как например, по вопросу строительства так называемого Северного газопровода или вето на саммите в Хельсинки. Впрочем, интересы России и Европейского Союза как целого хотя и сходятся в основных вопросах, разнятся в деталях.

С Германией за спиной

Откуда берутся столь противоречивые цели? Польской idee fixe является пресечение возможности газового шантажа со стороны России, а также недопущение ситуации, при которой Москва могла бы прекратить поставки в Польшу, не прекращая при этом транзита газа на Запад, прежде всего в Германию. В настоящее время главной транзитной трассой российского газа в страны Западной Европы является газопровод 'Дружба', проходящий через Украину и Словакию, однако большое количество газа проходит через газопровод Ямал-Европа, то есть через Белоруссию и Польшу. Оба газопровода необходимы для удовлетворения потребностей развитых экономик стран Западной Европы. Если прекратить транзит хотя бы по одному из них, то уровень поставок упадет ниже гарантированного в договорах. Ситуация изменится, если появится еще одна газовая нитка, например, Северный газопровод, называемый также Балтийским. Можно представить себе ситуацию, при которой при максимальной нагрузке этого газопровода, транзит через газопровод 'Ямал-Европа' прекратится, а на Запад газ будет поставляться через Северный газопровод и 'Дружбу'. Подобный эффект может дать появление Южного газопровода, проходящего через Балканы, называемого еще 'Православным'. В понимании нынешних властей, интерес Польши заключается в отказе от строительства этих магистралей, особенно Северного газопровода, поставляющего газ непосредственно в Германию. Без них Россия была бы обречена на транзит большей части своего газа через территорию Польши. Закручивание кранов означало бы прекращение поставок в Германию, а до сих пор это представлялось совершенно невозможным.

По меньшей мере, по двум причинам. Первая: энергоносители являются основой существования российского государства. Без средств от их экспорта прекратится процесс модернизации. Мало того, без постоянного вливания крупных сумм с Запада российскому государству, еще весьма далекому от полной стабилизации, грозит обвал, а в дальнейшем и распад. Неправы те, кто твердит о зависимости Запада от российских энергоносителей, что впоследствии может привести к зависимости политической. Есть и другая сторона медали.

Мифы диверсификации

Протестуя против строительства Северного газопровода, Польша должна требовать увеличения транзита через свою территорию. Иногда это удавалось. Например, польские эксперты и политики поднимали вопрос о строительстве второй ветки газопровода Ямал-Европа, которая существенно увеличила бы его пропускную способность. Но тут всплывает вопрос о зависимости от российского газа. В настоящее время Польша потребляет около 14 миллиардов кубометров газа в год, половина этого количества покупается в России. Можно было бы сказать, что с точки зрения диверсификации все не так плохо. Есть страны, например Финляндия, где 100 % потребляемого газа российского происхождения. Разница заключается в том, что финны далеко продвинулись в разработках возобновляемых источников энергии и готовы к альтернативе перехода своей экономики на нефть. И выживут в случае возможного прекращения поставок из России. Польша этим похвастаться не может, наша промышленность не настолько мобильна и нуждается в стабильных газовых поставках. Польская власть под предводительством братьев Качиньских стремиться диверсифицировать поставки газа и нефти в Польшу с рвением, пожалуй, наибольшим из всех посткоммунистических правительств. Что касается газа, то у властей Речи Посполитой есть несколько идей. Самая реалистичная - строительство морского терминала для сжиженного природного газа; кроме того - продление проектируемого норвежско-шведского газопровода до территории Польши, третья - заключение в рамках Европейского Союза 'энергетического пакта', участники которого получили бы взаимные гарантии энергетической безопасности. В совокупности эти меры, несомненно, уменьшили бы газовую зависимость Польши от России, однако это инвестиции, требующие огромных расходов, которые, скорее всего, никогда не окупятся. Поэтому в краткосрочной перспективе Польша обречена на Россию, и постоянно переступать через этот факт, как это часто происходит с польскими политиками, нельзя.

Полная диверсификация противоречит роли энергетической транзитной полосы между Западом и Востоком. Польше не нужно и не будет нужно такого количества газа, который поставлялся бы газопроводом Ямал-Европа, новым газопроводом из Норвегии и танкерами в терминал для сжиженного природного газа. Варшава должна выбирать. Самое разумное в нашей ситуации - это частичная диверсификация. Такая, которая позволит сохранить позиции важнейшей транзитной страны и помочь польской экономике выстоять в случае газового шантажа. Так и делается. Ближе всего к реализации морской газовый терминал; газопровод из Норвегии скорее останется в области желаемого. Что касается энергетического пакта внутри ЕС, то он, скорее всего, когда-то появится, но это вопрос времени и тщательных переговоров.

Мы хотим либерализации

Газ - это проблема не только Польши, но и всей Европы. Потребление сырья постоянно растет, растет и доля России в его поставках. Россия использует свое положение для формирования политической мощи. ЕС и Россия сильно взаимозависимы в газовой отрасли, но по-разному видят функционирование газового рынка. Евросоюз хочет либерализации рынка, открытости для большой игры энергетических компаний. Это также касается российских месторождений и сетей трубопроводов. В свою очередь Россия хотела бы сохранить полный контроль над отраслью и одновременно участвовать со своим капиталом в европейской розничной торговле газом. Обе стороны готовы к трудным переговорам, которые установят правила игры на долгие, долгие годы. Переговоры должны были начаться в Хельсинки. Евросоюз намерен включить в новый договор о стратегическом партнерстве с Россией элементы Энергетической Хартии, Москва не говорит 'нет', хотя решительно сопротивляется открытию энергетических сетей для транспортировки газа, покупаемого в других странах, в основном в Центральной Азии.

Польша поддерживает Хартию и либерализацию газового рынка, в понимании Варшавы это вырвет из рук Москвы возможность использования поставок этого энергоносителя в политических целях. При этом поляки не считаются с позицией России. К нам с трудом приходит понимание, что сегодня газ - единственный козырь России. Армия в плохом состоянии, влияние в мире невелико, экономика (кроме энергетического сектора) в плачевном состоянии, хотя ситуация и улучшается, обезлюжены целые регионы этой большой страны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Россия упорно обороняет энергетику и готова на все, чтобы защищать свои интересы в этой области. Борясь за газ, Россия борется за жизнь, в то время как Европа только за выгодные договоры. И это принципиальные различия в видении перспективы.

Поэтому ситуация выгодна России только внешне. Если она хочет сохранить положение ведущего поставщика газа в Европу, то должна делать крупные инвестиции в модернизацию устаревших сетей трубопроводов и эксплуатацию новых месторождений. При растущем спросе Россия не сможет вскоре выйти из существующих договоров. Ей не хватит газа. Средства и ноу-хау для инвестиций находятся в Европе, а Евросоюз ставит условия. И Россия рано или поздно будет вынуждена учитывать их.

Общее будущее

Выступая против газовых интересов России, Польша ничего не выиграет. Во-первых, у России мало место для маневра, чтобы принять в расчет наши соображения, во-вторых, крупные страны ЕС, в основном Франция и Германия, готовы принять аргументы Москвы в газовых соглашениях. А если Польша пойдет по их стопам? Если поставит на масштабный транзит газа через свою территорию, если включится в проект Северного Газопровода, не расставаясь с планами диверсификации, что на практике означает строительство терминала для сжиженного природного газа? Если вместе с остальным Евросоюзом будет ставить твердые, но реальные условия, с пониманием относясь при этом к тесной связи между экспортом газа и существованием и развитием российского государства? В ближайшей перспективе мы должны будем отказаться от антироссийской риторики, что может быть воспринято общественным мнением как уступка России или даже капитуляция, однако в долгосрочной перспективе мы только выиграем. Польша - государство не из сильных, ее экономика все еще отстает от ведущих государств Европы. Какие у нас преимущества? Положение на большой равнине между Россией и Западом. Да, это блестящие условия для прохода вражеских армий, в том числе и российской, что неоднократно случалось в прошлом. Но это и условия для прохода купеческих караванов, а сегодня - линий железных дорог, автострад и трубопроводов. Если бы Польша сумела завоевать позицию необходимого посредника между Германией и шире - Западом и Россией, мы бы имели гарантированное и безопасное будущее. Мы бы стали необходимым элементом в большом евроазиатском соглашении, которое принесло бы выгоду всем его участникам.


К списку                                   © Copyright 2007 http://www.inosmi.ru

www.warsaw.ru