Что общего между Валенсой и Путиным? ("Gazeta Wyborcza", Польша)
31.10.2006

Леопольд Унгер (Leopold Unger), 31 октября 2006

Президент республики - не худшая должность, но, увы, без возможности продвижения по службе. Порой это создает проблемы. Когда в 1995 г. Лех Валенса уже после первого президентского срока (из двух возможных) проиграл выборы, притом посткоммунисту, то казалось, что все профессионалы уверены в том, что 'электрика из Гданьска' не удастся исключить из активной политики. Поэтому ему подыскивали должность, которая была бы политически нейтрализующей, но при этом достаточно престижной для нобелевского лауреата. И не нашли. Кто-то тогда в отчаянии предложил место . . . примаса.

Перед Владимиром Путиным встала подобная дилемма. Его второй и последний президентский срок заканчивается в 2008 году, но кандидатура преемника уже обсуждается вовсю. Разумеется, разговор об этом зашел и в ходе марафонского 'диалога' президента с подданными в прошлую среду.

Вопрос (один из 50 отобранных из числа более двух миллионов) имел драматический характер: - Вы уходите в 2008 году. Что будет с нами, что будет со страной?

- Спокойно, без паники, - услышали мир и Россия. - Мне нравится моя работа, но конституция не позволяет мне выдвигать свою кандидатуру третий раз подряд. Однако я уверен, что и без рычагов президентской власти я смогу сохранить самое важное - доверие народа. И благодаря ему мы сможем вместе влиять на жизнь страны'.

Я в этом нисколько не сомневался. Разумеется, должности примаса в России не существует, а московским патриархатом руководит Алексий II. Посему нужно искать где-то еще.

Все сценарии предусматривают двухэтапную операцию. Сначала сам Путин выберет из числа своих ближайших и самых надежных соратников кандидата в преемники, чтобы должность и, в определенной степени, прерогативы президента остались в руках 'корпорации' (клана, семьи, по мнению некоторых, даже 'банды') уже опытных воспитанников школы КГБ. Тогда Владимир Путин, чья популярность не только остается на высоком уровне, но и растет, займет такой заранее подготовленный пост, который позволит ему играть ключевую роль в России: во главе парламента, правительства, главы энергетического гиганта, определяющего функционирование и доходы государства. Или просто возглавит партию, которая по своему влиянию сравнится с большевистской. Это будет такой неофициальный 'третий мандат', без нарушения буквы конституции.

Что общего между господами Валенсой и Путиным, людьми с таким разным политическим бэкграундом? Оба станут 'бывшими'. Только в случае Леха Валенсы маневр был направлен на то, чтобы сохранить видимость престижа и лишить его какой-либо возможности влиять на политику. А в случае Владимира Путина - совершенно наоборот: речь будет идти о том, чтобы сохранить решающее влияние на решения, касающиеся судьбы страны.

Известно, что ключевое значение для политика, стремящегося к власти, имеет сегодня не столько авторитет, сколько его способность влиять на стратегические решения.

Валенса, человек 'Солидарности' и борьбы с диктатурой, который, будучи президентом, не нанес вреда ни одному инструменту функционирования демократии, потерял и одно и другое. В Польше. Путин, человек КГБ, который взял под контроль государство, совершил государственный переворот против свободы СМИ и неправительственных организаций и дрейфует в сторону самоуправства 'органов' и авторитарного государства, сохранит и одно и другое. В России.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru