Россия – ЕС: Спасибо Польше!
26.11.2006

В следующем году истекает срок действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между Россией и Европейским союзом. Хотя этот документ предусматривает возможность автоматической пролонгации, российская сторона настаивает на разработке нового договора. В России считают, что СПС, подписанное 10 лет назад, ставит РФ в неравноправное положение по отношению к Европе. Представители ЕС не против нового документа, однако торопиться с его разработкой не намерены. Тем более, что пока у них нет самой возможности официально начать этот процесс: Варшава заблокировала выдачу Европейской комиссии мандата на ведение переговоров с Россией. Но, как говорится, нет худа без добра, и польский демарш дает сторонам возможность хорошо подготовиться к будущим переговорам.

Планировалось, что старт началу переговоров о разработке нового документа, регламентирующего отношения между РФ и ЕС, будет дан на саммите в Хельсинки 24 ноября. Однако Матти Ванханену, премьер-министру Финляндии, председательствующей сейчас в ЕС, пришлось признать, что Еврокомиссия не смогла получить мандат для начала переговоров с Москвой. «Финское председательство продолжит усилия по завершению работы над мандатом. Сотрудничество во всех областях продолжается в нормальном режиме на основе существующего соглашения», – сказал Ванханен на пресс-конференции по итогам саммита. По сути, это означает, что встреча глав России и ЕС была, мягко говоря, не слишком полезной.

«Клятва пионера» нам больше не нужна

Руководители ЕС и РФ в один голос заявляют, что с отсрочкой начала переговоров о новом СПС ничего непоправимого не произошло, и это действительно так. В то же время представители российского бизнеса настойчиво напоминают, что существующее соглашение устарело, поэтому взаимные отношения нужно строить на новых, по замечанию главы Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, «более продвинутых» принципах.

«Определенная стадия в отношениях между Россией и ЕС завершилась», — заявил 23 ноября председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, подводя итоги 8-го Круглого стола промышленников России и ЕС (это мероприятие традиционно проходит накануне двусторонних саммитов, а его участники вырабатывают общую позицию и доносят ее до политических лидеров РФ и объединенной Европы). По словам Чубайса, новый документ должен быть более глубоким и определять взаимоотношения не только в сфере торговли, но и в области движения инвестиций, капитала, а в перспективе – и рабочей силы.

Зачем российским предпринимателям новое соглашение РФ с ЕС, в преддверии форума журналистам объяснил исполнительный директор Круглого стола Александр Бевз. «СПС нас унижает, оно не равноправное, это даже не международный договор – это «клятва юного пионера», – заявил он. – Согласно этому соглашению ЕС допускает нас на свои рынки, а мы взамен берем на себя целый ряд обязательств. Эти обязательства сходны с теми, которые Россия взяла на себя в рамках вступления в ВТО. Если 10 лет в подписании СПС был смысл, поскольку тогда Россия являлась страной с формирующейся экономикой, то сейчас ситуация совсем иная. Понятно, что Россия скоро вступит в ВТО, и как только это произойдет, СПС теряет свое основное содержание».

Причина европейских страхов

Отечественные предприниматели настаивают на том, чтобы в новом соглашении были четко прописаны механизмы защиты инвестиций и вопросы снятия торговых барьеров. Эти требования возникли не на пустом месте. Российский бизнес, который последние два-три года начал активно осваивать Европу, уже успел столкнуться с целым рядом трудностей. «С одной стороны, идет либерализация отношений, рост товарооборота между сторонами, с другой – стремительная политизация вопросов отношений России и ЕС, что ведет к повышению политических, то есть некоммерческих, рисков со стороны российских инвесторов. При этом инициатива политизации идет не из России, — негодует заместитель министра промышленности и энергетики РФ Андрей Дементьев. – Складывается ощущение, что Евросоюз не готов к равноправным взаимоотношениям с Россией.

В подтверждение своих слов замминистра напомнил о противодействии со стороны властей ряда европейских стран попыткам Газпрома приобрести газораспределительные сети, а также о введении пошлин на экспорт металлургической продукции из РФ. Не забыл Дементьев и жесткую реакцию европейских СМИ на попытки заключения сделки между российской «Северсталью» и Arselor, а также на состоявшую покупку российским ВТБ 5%-ного пакета акций авиакосмической корпорации EADS.

«Российские инвестиции на Западе – это новое явление, — признает президент компании Carlsberg Нильс Андерсон. — И как любое новое явление оно вызывает беспокойство». «Этой проблемой надо переболеть и не переполитизировать», – считает Анатолий Чубайс.

Вместе с тем, уровень политизации экономических отношений и в самом деле вызывает недоумение. Ведь во внешнем товарообороте Евросоюза Россия находится лишь на третьем месте. Вторую позицию уверенно занимает Китай. По объему инвестиций китайские компании также уверенно опережают российские. По словам Александра Бевза, в 2005 году российские компании приобрели в Европе активов примерно на 10-15 млрд евро, в то время как китайские и индийские в сумме – на 60-70 млрд. Кроме того, уровень российских инвестиций в Европу несопоставим с уровнем европейских инвестиций в Россию.

Эксперты считают, что болезненная реакция европейцев на приход российских компаний вызвана не самим этим фактом или объемом идущих в Европу «русских денег», а, прежде всего, тревогой за энергетическое будущее ЕС. «Проблемы в энергетике будут определять успешность переговоров», – уверен Виктор Вексельберг, совладелец российско-британской ТНК-BP. «Поскольку не удалось сформировать отношения, связанные с Энергетической хартией, Евросоюз хочет некие важные для себя вещи в энергетике прописать в новом договоре, – соглашается Александр Ревз. – Европу интересует доступ к российским месторождениям. Понятно, что Россия будет выступать против допуска иностранцев к своим ресурсам. Даже Норвегия в свое время отказалась вступать в ЕС, чтобы сохранить за собой единоличное право распоряжения газовыми месторождениями».

Однако почва для переговоров все же есть, уверен Ревз. Россия заинтересована в новых технологиях нефте- и газодобычи, и в этом европейские компании ей могут помочь. Большинство сложных технологий добычи углеводородов сосредоточены в руках крупных компаний, и делиться этими ноу-хау они не хотят. Поэтому сотрудничество в области сервиса при разработке российских месторождений – вполне возможно.

Зачем нам Европа?

В настоящее время отечественные инвесторы осуществляют вложения в европейские активы по трем основным направлениям. Первое – это газотранспортная инфраструктура. «Газпром» заинтересован в выходе на конечных потребителей, что позволит ему увеличить доходы от продажи газа. Ведь сейчас газовый холдинг продает топливо оптом по одной цене, а потребители в Европе покупают его, в среднем, в два раза дороже.

Вторым направлением инвестирования является металлургия. Компании, имеющие металлургические активы в Европе, могут обойти квоты на поставки металлопродукции и получают доступ к современным европейским технологиям металлообработки. Кстати, по словам Ревза, покупка иностранных активов ради доступа к технологиям является одной из новых тенденций российских инвестиций.

Ну и, наконец, третье направление – выход на нефтяные рынки Европы – через попытки приобретения нефтеперерабатывающих заводов, сетей АЗС и производств, выпускающих продукты нефтепереработки и нефтехимии.

Выход россиян на другие промышленные рынки ЕС, по мнению Александра Ревза, практически невозможен. «Сейчас российский инвестор, желающий приобрести какой-либо актив в Европе, сталкивается с очень серьезными проблемами, – рассказывает он. – Европа – очень стандартизованная и очень структурированная. Огромные пласты разного рода стандартов, нормативов и т.д., которых в России просто не знают. Помимо договоренностей с собственниками и правительством, приходится согласовывать сделки с профсоюзами, местным самоуправлением, общественными объединениями. Переговоры обрастают дополнительными условиями. При этом необходимость всех этих согласований прописана в законодательстве. Европейская система стандартов для России невозможна – это своего рода форма просвещенного протекционизма. Поэтому вход (российского бизнеса – ред.) в промышленность практически нереален».

По мнению Ревза, перспективными направлениями для россиян могут стать интеллектуальная область и сфера услуг, в которых российские компании занимают неплохие позиции. «Здесь (на этом рынке — ред.) больших проблем нет, – уверен он. – Рынок развивается, поэтому есть интерес в хороших специалистах и технологиях».

Трёхэтажное партнерство

Итак, мотивы заключения нового договора о сотрудничестве присутствуют у обеих сторон. Однако быстро подготовить документ вряд ли получится. «Мы считаем, что сначала нужен общий договор, типа политической декларации, потом должны быть соглашения по отдельным сферам, — экономика, наука, культура, безопасность, борьба с преступностью, — излагает Александр Ревз. — Лишь «на третьем этаже» можно заключать конкретные соглашения».

Демарш Польши, заблокировавшей начало новых переговоров, по существу, предоставил время на более четкое согласование позиций сторон. «Внутри Евросоюза пока нет единого мнения по этому вопросу (о новом соглашении — ред.). Мы подождем, – заявил президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Хельсинки. – Нынешний саммит Россия–ЕС – восемнадцатый. С учетом такой динамики сотрудничества, новую встречу Правительства России и Комиссии ЕС предлагаем провести уже в феврале 2007 года».


К списку                                            © Copyright 2006 Www.rosbalt.ru

www.warsaw.ru