Восходящее солнышко России ("Wprost", Польша)
04.11.2006


Путин создал из бывших сотрудников КГБ работоспособную администрацию и изгнал из политики моральность

- Меня зовут Аркадий Кокаев. Владимир Владимирович, что с нами будет, когда Вы уйдете из Кремля в 2008 г.? 'Аркадий, все будет в порядке. Даже не имея рычагов президентской власти, я сохраню то, что важнее всего для каждого политика, - ваше доверие. Используя это, мы сможем вместе влиять на жизнь нашей страны'.

Россия безгранично доверяет Путину и хочет, чтобы он остался у власти. А президент хочет быть новым Петром Великим работы Фальконе, смотрящим на Запад и поражающим змея - врага царя и реформ. Враг государства - Михаил Ходорковский - уже три года сидит в колонии. Западноевропейская модель гражданского общества чужда, не приспособлена к российским условиям. В сегодняшней России демократическая и открытая общественная жизнь проявляется раз в год, во время телешоу, когда Путин отвечает на вопросы россиян. Демократия расцветает, потому что вновь достигнут рекорд: 2,5 миллиона вопросов, из которых ответ дан на 55. 'Посмотрите, как велика эта страна. В Москве утро, а на Чукотке - уже вечер. Это Россию нужно называть страной восходящего солнца', - говорил Путин.

Ближнее зарубежье
- Добрый день. Меня зовут Гари Шотович Гулусани. Люди в Абхазии ждут войны. Можно ли Абхазии как-то иначе стать частью России? Ведь с нами хотят быть и Южная Осетия, и Приднестровье. Референдум в Косово признали - а чем хуже Абхазия?

Распад СССР стал для советологов неожиданностью. Джордж Кеннан (George Kennan) писал, что это 'более необъяснимое и поразительное событие, чем распад российской империи в начале ХХ века'. Ему вторил Джерри Хаф (Jerry Hough), заявивший, что удивительнее всего то, что 'по сути именно Россия положила конец империи, отделившись от нее'. Россия действительно бросила свое окружение, объявив конец СССР. Республики стали одинокими, что, по мнению кремлевских политологов и пропагандистов Глеба Павловского, Вячеслава Никонова и Сергея Маркова, привело к дестабилизации и проникновению извне. Путин не будет продолжать ошибочную политику. Поэтому так важен контроль над 'ближним зарубежьем'. Важен не только для России, но и для восстановления империи. Так что Россия предлагает идею суверенной демократии, но под зонтиком Москвы. Эти идеи наряду с постепенной реабилитацией СССР привлекают к себе все большее внимание российских элит.

Имитация государственности

- Владимир Владимирович, меня зовут Алсу Сабитова. Почему мы продаем нефть и газ? И что будет, когда наши природные ресурсы закончатся?'

Лилия Шевцова, заместитель руководителя Программы политических институтов в московском Центре Карнеги, автор книги 'Россия Путина', считает, что стабильность российской системы обеспечивается, прежде всего, взвинченными ценами на энергоресурсы. - Однако эта ситуация может измениться, а тогда власти будет трудно удержаться, - говорит она. Подобная ситуация и на других уровнях политической жизни в России. Институции и организации, гарантирующие сегодня стабилизацию, так же, как и контролируемая оппозиция, завтра могут выйти из-под контроля. Шевцова называет систему Путина постсоветской. Игорь Клямкин, автор книги 'Теневая Россия', утверждает, что пребывание в спячке, возможное благодаря ценам на нефть, ведет к тому, что российское общество становится 'атомизированным, лишенным источников и импульсов инноваций'. 'Окажется, что государственность - это имитация, которой прикрывается президентская власть, занимающая место остальных институтов. А служит она инструментом реализации интересов бюрократии', - пишет Клямкин. На эту имитацию обращает внимание и бывший министр иностранных дел [Польши] Адам Ротфельд (Adam Rotfeld). 'Я считаю, что через несколько лет партия 'Единая Россия' распадется, и на ее основе будет создано несколько мелких объединений, которые будут бороться между собой за власть, изображая оппозицию', - говорит он.

Природные богатства должны также стать основой экспансии на международной арене. Благодаря сырью, страна что-то значит: Россия все еще раздает карты, награждает верных и карает непокорных.

Мягкая сила

- Владимир Владимирович, говорит Виктор Андреевич Бухальский. Недавно Северная Корея провела ядерные испытания. Что сейчас будем делать?

На международной арене Россия является дестабилизирующим фактором. Нестабильной империей. Как сказал Томас Фридман (Thomas Friedman), Москва ведет 'нефтеполитику': обладая энергоносителями, она хочет учить других, а не выслушивать чужие поучения. Международные инициативы России - приглашение ХАМАС, сепаратные переговоры с президентом Ирана, изгнание заграничных инвесторов с энергетического рынка, попытка смягчить позицию ООН в отношении КНДР - все это призвано показать, что у Москвы есть альтернатива тому, что предлагает Запад. Иван Крастев, глава софийского Центра либеральных стратегий, считает, что энергетические ресурсы и привлекательность суверенной демократии - это российская 'мягкая сила'. 'Идеологически Россия пытается быть другой Европой, альтернативой ЕС', - говорит Крастев.

Для европейских элит 'российское своеобразие' вполне приемлемо. Это доказывает не только Герхард Шредер, который, сидя у Путина в кармане, утверждает, что нынешний президент - единственный, кто сегодня в состоянии управлять Россией. Это доказывает и сопротивление европейских элит созданию единой политики в отношении России. - Сегодня Россия сама пытается формировать политику ЕС по отношению к себе. А ведь разрабатывать ее должны мы, - говорит Ротфельд.

Проблема в том, как отмечает Ротфельд, что Россия, по всей видимости, не осознает угрозу, которая создалась вокруг нее. Страна, переживающая демографический кризис, граничит с сильными, агрессивными и быстро развивающимися государствами. Сегодня Россия пытается с ними договориться, но завтра этого может оказаться недостаточно.

Провокаторы и взяточники

'Одной из важнейших проблем России, - говорил Путин, - я считаю коррупцию. Для борьбы с этим злом нужны институты гражданского общества и свободная пресса'.

Американский историк Ричард Пайпс считает, что у россиян нет чувства гражданской общности, а власть для них - это то, что призвано защищать их от внешнего врага и от самих себя. - Поэтому им нравится, когда власть немного притесняет неправительственные организации, утверждая, что они угрожают России. Россияне ничего бы не имели против более активного вмешательства правительства в общественную и экономическую жизнь, - считает Пайпс. Говоря о необходимости свободной прессы и гражданского общества, а, вместе с тем, ограничивая и притесняя их, Путин показывает, какой уровень власти он представляет. Это также влияние людей, из которых состоит эта власть. Поместив на вершине пирамиды бывших сотрудников КГБ, Путин создал работоспособную администрацию и изгнал из политики моральность.

Для россиян разговор с президентом, даже если он подшит фальшью, - это возможность поучаствовать в чем-то исключительном. Это возможность встретиться с царем, который, узнав о проблемах народа, быстро с ними разберется. Два года назад пенсионерке из провинции был проведен водопровод всего через пару недель после разговора с Путиным. В другой раз маленькая девочка 'заставила' местные власти поставить в ее городе живую, а не искусственную новогоднюю елку. Но такой субститут демократии может прекратить существование вместе с уходом Путина. Поэтому президент уже сегодня предостерегает: 'На следующих выборах не голосуйте за провокаторов и взяточников'.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru