Польско-литовский ген ("Rzeczpospolita", Польша)
21.11.2006

Европейские чиновники могут считать, что Россия блокирует импорт польского продовольствия из-за каких-то проблем с документами. Но мы прекрасно знаем, какими методами пользуется Москва в таких делах.

Альтруизм в политике - большая редкость. Однако в таких вопросах, как соглашение Европейского Союза с Россией, вы можете рассчитывать на нашу солидарность. Литва поддерживает объявленное Польшей вето на переговоры об этом соглашении, потому что литовский опыт общения с Россией очень сходен с вашим. Мы на собственной шкуре ощутили, каким эффективным может быть давление российских властей на страны Европейского Союза. Так что мы знаем, что в таких случаях надо реагировать категорически.

Россия разделяет и властвует

В переговорах с ЕС Россия использует тактику салями. В первом туре переговоров она отрезает себе ломтик, а в следующем требует уже следующего куска. Этим методом - шаг за шагом, если никто не запротестует - можно получить все. Однако на этот раз, после того, как был отрезан ломтик, Польша громко заявила: 'Господа, так мы вести переговоры не будем' и сама разрезала салями пополам.

Такая категоричность в отношениях с россиянами может быть эффективной. Это показывает наша литовская практика. Я помню, как от имени Литвы вел переговоры о российском транзите из Калининградской области. Тогда мы заявили, что, если Европейский Союз и Россия заключат по этому вопросу какое-то соглашение у нас за спиной, то мы его просто не признаем. Реакция Кремля была похожа на ту, с которой сейчас имеет дело Польша. Россия упрекнула нас в том, что мы реагируем истерически и руководствуемся не здравым рассудком, а антироссийскими фобиями. Мы не уступили, и наша позиция была принята.

Европейские чиновники могут считать, что Россия блокирует импорт польского продовольствия из-за каких-то проблем с документами или невыполнения неких процедур. Но мы в Вильнюсе прекрасно знаем, какими методами пользуется Москва в таких делах.

Разумеется - строго говоря - вопрос экспорта польского продовольствия в Россию - не относится к числу наших интересов, но мы осознаем, что, если сегодня проблемы с Кремлем у Польши, то завтра подобные проблемы могут возникнуть и у Литвы.

И именно поэтому мы считаем, что нужно действовать совместно. Тем более, что цель России - внести раскол в ряды ЕС. Она всегда старалась оказать давление для того, чтобы такие вопросы решались в ходе двусторонних переговоров, без участия европейского сообщества.

Это старый, вечно живой в политике принцип 'divide et impera' - разделяй и властвуй. К сожалению, похоже, что многие государства-члены старого Евросоюза этого не замечают.

Мы не должны примиряться с этим. Почему Франция или Германия могут представлять свои национальные интересы интересами всего ЕС, а проблемы Польши или Литвы остаются нашими собственными проблемами?

Больше всего литовцы любят соседей: латышей и поляков

Мы можем и должны действовать совместно также потому, что, вопреки опасениям некоторых, сегодня польско-литовские отношения в полном порядке. Несколько дней назад литовские газеты опубликовали результаты исследования общественного мнения на тему симпатии литовцев к другим народам. Оказалось, что больше всего мы любим латышей и поляков. Наши комментаторы были удивлены, а то и возмущены - ведь оказалось, что больше не имеют значения негативные исторические эпизоды, такие, как конфликт вокруг Вильнюса или ультиматум, поставленный Польшей в 1938 г. Еще недавно эти исторические события обременяли наше сознание. Сегодня эти вопросы, как оказывается, уже не имеют значения.

Хотя - не будем этого скрывать - в польско-литовских отношениях порой бывают и мелкие стычки. В частности, вокруг ситуации с фармацевтической фирмой Jelfa, а именно, некоторых интерпретаций разгоревшегося там скандала.

Первые комментарии мы поняли таким образом: стоило литовцам появиться в Польше, как они нас уже травят. Мы восприняли этот упрек как тем более несправедливый потому, что, хотя Jelfa принадлежит литовскому концерну Sanitas, злополучные инциденты с коргидроном (Corhydron) произошли в июле прошлого года. То есть, когда фирма была в руках поляков.

Это было для нас тем болезненнее, что литовцы совсем иначе отнеслись к приобретению польским концерном Orlen Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода. Даже пресса не выражала беспокойства в связи с тем, что Польша покупает крупную литовскую фирму. Не было такой ситуации, как в Польше, где выражались серьезные опасения в связи с инвестициями немецкого капитала. Совсем наоборот - приобретение Мажейкяйского НПЗ концерном Orlen мы признали усилением безопасности Литвы. Потому что, если бы туда вошел не польский, а российский капитал, мы восприняли бы это как угрозу.

С другой стороны, нужно признать, что в течение некоторого времени в Литве царило определенное непонимание в связи с инвестицией Orlen. Могло даже сложиться впечатление, что Литва высылает противоречивые сигналы. Возможно, это было связано с позицией польской стороны.

В ожидании звонка от премьера или президента ПР

С одной стороны, мы видели, что Orlen решительно настроен стать владельцем Мажейкяйского НПЗ. Но, с другой стороны, когда мы в Вильнюсе анализировали ситуацию, становилось ясно, что в этой схеме отсутствует один важный элемент. Не было явной поддержки Orlen со стороны польских властей. Это вызывало некоторое замешательство: мы не совсем понимали, как трактовать инициативу концерна.

Потому что в таких ситуациях, очень важных с точки зрения стратегических интересов, просто должны быть приняты определенные решения на уровне властей государства. Такова международная практика. Ваш премьер должен был позвонить нашему, президент - президенту. Этих звонков мы ждали еще в январе, и в литовских кругах об этом говорили тогда открыто. Лишь в ходе визита президента Леха Качиньского мы поняли, что польские власти действительно поддерживают приход Orlen в Литву. И тогда все стало совершенно ясно.

Эксперты по Востоку - в наших странах

Однако, приступая к тесному сотрудничеству, мы не должны создавать какие-то блоки или региональные соглашения в рамках Европейского Союза. Они были бы не нужны и создавали искусственные разделительные линии. Но Польша и Литва должны пользоваться своей геополитической позицией и совместно создавать восточную политику ЕС.

Мы просто должны убедить западных партнеров в том, что мы в этом разбираемся. Мы лучшие в ЕС эксперты по Украине и Белоруссии. Польша оказала большое влияние на оранжевую революцию, а в Страсбурге мы совместно представляли лидера белорусской оппозиции Александра Милинкевича.

К сожалению, старые члены ЕС часто недооценивают значение отношений со странами к востоку от Литвы и Польши. Порой вообще бывают такие ситуации, когда сотрудничеству Европейского Союза с Иорданией в рамках средиземноморского сотрудничества уделяется больше внимания, чем проблеме Белоруссии. А это просчеты во внешней политике ЕС. Польша и Литва должны совместно ее изменять, потому что иначе мы окажемся не в центре, а на периферии ЕС.

Кроме того, мы должны совместно подчеркивать, что нам важно сотрудничество с Россией, но с Россией демократической. Наверняка мы еще не раз впадем в немилость Кремля и столкнемся с его истерической реакцией, но нужно убедить ЕС в том, что солидарность по вопросам энергетического сотрудничества - в интересах европейского сообщества.

Дело в том, что энергетика для России - политический инструмент. Это очевидно - достаточно взглянуть на размещенную в Интернете энергетическую стратегию 'Газпрома'. Поэтому мы можем ожидать продолжения давления со стороны России и должны предупреждать о нем Европейский Союз. Ждать осталось наверняка недолго, потому что Варшава подала сигнал о том, что Польша заинтересована совместной с Литвой реконструкцией атомной электростанции. Россия настроена решительно.

У меня нет доказательств для того, чтобы выступать с далеко идущими выводами, но во всей истории покупки Мажейкяя слишком много неприятных инцидентов. Взять хотя бы таинственный пожар на заводе, который произошел накануне финализации контракта с Orlen. Это дело изучает комиссия литовского сейма, доклад будет в марте.

Общая аристократия, общий менталитет

Я убежден в том, что решительная позиция Польши, борющейся с дискриминацией вашего экспорта, и угроза вето по вопросу договора Европейского Союза с Россией были шоком для многих стран-членов ЕС. Однако порой такой шок необходим.

Для меня ваша позиция не была неожиданной. Польшу я знаю много лет, в Польше я защитил докторскую диссертацию и был здесь послом, поэтому могу нескромно заявить, что являюсь экспертом по польским делам. Поэтому меня не удивляет поведение Польши в принципиальных вопросах, что уже было видно при обсуждении европейского бюджета и евроконституции. Впрочем, не только меня - в Вильнюсе ваша позиция встречает доброжелательное понимание.

Возможно, это объясняется тем, что поляки и литовцы схожи по своему менталитету. Более четырех веков общей истории сделали свое дело. Смешались гены - ведь у нас была общая аристократия. В Литве это осознание общности становится все сильнее. Сегодня видно, что Польша для нас ближе, чем другие балтийские государства. А всего полтора десятилетия назад это было не столь очевидно.

Когда в начале девяностых годов тогдашний глава польской дипломатии Кшиштоф Скубишевский (Krzysztof Skubiszewski) вел переговоры сначала о сотрудничестве, а затем - о польско-литовском договоре, в Вильнюсе устраивались пикеты противников этого договора. Перед нашим министерством иностранных дел проходили протесты против альянсов с поляками.

Лишь вспоминая те события, можно увидеть, какой долгий путь мы прошли. Я горжусь тем, что и я принял в этом участие.

Антанас Валионис - литовский дипломат и аналитик, посол в Варшаве в 1994-2000 гг., министр иностранных дел Литвы в 2000-2006 гг.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru