Свебода: польское правительство перестаралось ("Gazeta Wyborcza", Польша)
28.11.2006

По поводу эмбарго мы не получим от Брюсселя больше того, что нам было обещано в четверг. И меньше этого не получим. И возможно вовсе не стоило ради этого портить себе репутацию

Конрад Никлевич: Польша наложила вето на переговоры ЕС с Россией по поводу нового договора о партнерстве. Какими будут последствия этого вето для политической позиции Польши в ЕС? Она усилится или ослабнет?

- Польша теперь будет в меньшей степени ангажирована в дискуссиях на тему важных проектов ЕС. Любые другие страны Евросоюза теперь будут опасаться с нашей стороны непредвиденной реакции. В Евросоюзе усиливается мнение, что Польша - это классический troublemaker, то есть источник хлопот.

Конечно, это не означает, что Польша будет полностью выключена из числа стран, принимающих решения. Сохраним мы и число голов в Совете ЕС. Но уважения к нам будет уже меньше. Мы будем классифицированы как страна, которая умеет говорить только 'нет', вместо того чтобы предоставлять конструктивные предложения на будущее.

Основой деятельности ЕС является поиск компромиссов. Давайте представим себе, что бы произошло, если бы каждое государство вело себя как Польша. Умножим наше вето на 25 и вспомним сколь немного решений вообще удалось в последнее время принять в рамках ЕС. Если бы другие государства ЕС вели себя как Польша, то это объединение перестало бы существовать.

- Это относится к последствиям на долгосрочную перспективу. А в ближайшее время отразится ли на нас в ЕС польское вето?

- В декабре на саммите ЕС состоится дискуссия на тему дальнейшего расширения Союза. И это будет первый момент, в котором наш политический капитал окажется слабым.

Теперь, когда другие государства будут оценивать последствия расширения - и посмотрят на пример Польши - то, что они подумают о принятии спесивой Турции? Или Украины? Скажем себе откровенно: мы не послужили процессу дальнейшего расширения Союза. . .

Будут и другие последствия. Например, вскоре ЕС должен будет принять новую директиву о транснациональных банковских связях. Польше этот проект не нравился. Но в этой своей позиции она осталось одинокой. Теперь же будет еще хуже.

В будущем году, уже во время немецкого председательства в Союзе, начнется новая дискуссия о европейской конституции. Теперь, наверное, усилится то направление мышления, желающее ограничить количество сфер, в которых ЕС принимает решения единогласно.

Предположу также, что после выборов во Франции найдутся политики, которые вернутся к старой идее 'Союз двух скоростей'. Основой для создания такого авангарда, интегрирующегося быстрее, чем остальные страны, могла бы стать зона евро, в которой Польши еще долго не будет.

Есть и еще одна потеря, с которой надо считаться. До сей поры польское правительство декларировало, что оно очень заинтересовано в единстве всего Союза, в том, чтобы ЕС высказывался по энергетической проблематике единым голосом. Но сейчас именно Польша заблокировала принятие совместного переговорного мандата. В некоторых столицах Евросоюза появится теперь соблазн решать энергетические проблемы собственными силами.

Например, в Берлине существует множество людей, которые хотят так поступить. И теперь мы дали им в руки прекрасный козырь.

- Польское правительство считает, что ЕС недостаточно сделал, чтобы разрешить вопрос российского эмбарго на продукты нашего животноводства.

- В конце концов, Европейская Комиссия могла бы сделать и больше. Если бы соответствующие комиссары и председатель Комиссии провели бы ранее соответствующую органичную работу, то этой ситуации можно было бы избежать.

Но я бы не лишал Комиссию доверия. Потому что каждая страна должна доказывать свою правоту в Брюсселе. Эмбарго - это проблема, которую Польша должна решать при поддержке Брюсселя, а не Брюссель должен ее решать за нас.

- Но, несмотря ни на что, проблема эмбарго так и осталась неразрешена. Может ли Польша в такой ситуации вести себя по-другому?

- Очень хотелось бы мне узнать, что Польша по этому вопросу (я имею в виду российское эмбарго) сделала, начиная с июля и по сегодняшний день. Ведь первый проект переговорного мандата для переговоров с Россией Европейская Комиссия представила еще в июле. Почему мы тогда ничего не услышали о польских постулатах?

Скорее всего, это результат того, что Польша уже с лета не имеет при ЕС своего посла. Потому что одно дело в полный голос зачитывать на Совете союзных послов инструкции, присланные из Варшавы, а совсем другое дело - по настоящему хлопотать по нашим делам в самой столице Евросоюза.

С августа в Брюсселе не было никого, кто мог бы прийти к комиссару по делам торговли Петеру Мандельсону и пролоббировать наш вопрос. Правительство впало в грех ничего не делания, который оно решило сегодня компенсировать твердостью.

Однако слегка перестаралось. Мы так и не показали готовности к компромиссу, невзирая на особые жесты со стороны финского председательства.

Павел Свебода - директор Центра Европейской Стратегии 'demosEUROPA', в 2001-2006 годах шеф департамента ЕС в польском МИДе.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru