Имперские колоссы ("Tygodnik Powszechny", Польша)
13.11.2006
 
Петр Вдовяк (Piotr Wdowiak), 13 ноября 2006

Зураб Церетели, грузин, родившийся в Тбилиси в 1934 г., с 60-х годов живет в Москве. Придворный художник власти, сначала советской, теперь - постсоветской, в своем творчестве он возводит правителей в ранг сверхчеловеков, а они засыпают его почестями. Однако сегодня позиция художника слабнет на волне репрессий в отношении грузин.

Детство молодого Зураба прошло в эпоху духовной сумятицы. До войны его семья жила в однокомнатной квартире, которую не успел достроить дед, арестованный и расстрелянный в 1937 г. - рассказывал скульптор в интервью 'Независимой газете'. Историю и драму тех дней Церетели превращает в шутку и иронию, которые, как он утверждает, нужны ему для жизни не меньше воздуха.

Учиться на живописца он начал в тбилисской Академии художеств. В своей автобиографии он сообщает, что в 1964 г. обучался во Франции, где встречался с Шагалом и Пикассо (неизвестно, как ему удалось выехать из тогдашнего СССР, потому что путешествовать могли очень немногие). В конце 60-х годов он переехал в Москву и прекрасно вписался в течение советского монументального искусства. Он вступил в единственное в СССР капиталистическое предприятие - Союз художников. Эта организация была любимицей власти и реализовывала прибыльные контракты, проекты политруков. В кругах советской власти он делал ошеломительную карьеру. В 1970-80 гг. был главным художником при МИДе. В то время он работал над памятником 'Прометей' для Нью-Йорка, ничем не напоминающим советские скульптуры. Своей гибкостью Церетели еще не раз удивит мир.

После краха коммунизма он создал блестяще функционирующее единоличное художественное предприятие, оказывающее комплексные скульпторские услуги - от проекта до создания скульптуры и получения согласия соответствующих властей. Сложно представить себе лучшее место для монументального искусства, чем столица России - здесь по-прежнему доминирует имперский стиль. Мэр Юрий Лужков, отстаивающий идею великодержавности, позволяет Церетели ставить его колоссы в самых выгодных точках метрополии. Остается загадкой то, какое вознаграждение получил создатель этих монументов, и как ему удалось выиграть конкурсы на лучший проект.

Московская богема не любит колоссы Церетели; Петра I она называет московской Годзиллой. А скульптор утверждает, что критики его творчества - политиканы. Он добавляет, что районы, в которых стоят его памятники, уже стали самыми дорогими в Москве (цены апартаментов выросли там, где из окон видно Петра I).

Также и Юрий Лужков не обращает внимания на критику и заказывает у друга все новые памятники: леди Дианы, матери Терезы и Шарля де Голля, а также копии фигур православных святых для храма Христа Спасителя, который восстановлен на месте собора XIX в., взорванного по приказу Сталина.

Художник относится к истории предметно. Он без колебаний согласился осуществить заказ на памятник тройке лидеров, которые в Ялте поделили Европу. То же самое было в случае памятника Ахмаду Кадырову (промосковскому президенту Чечни) и Юрию Гагарину. Церетели способен сделать все: от святых и царей до Микки-Мауса, лишь бы это понравилось властям.

Мэр Москвы дождался уже двух памятников: первый представляет его теннисистом, второй - дворником, подметающим улицу. Нынешний президент России тоже оказался в галерее художника: скульптура 'В здоровом теле - здоровый дух' представляет Путина в кимоно дзюдоиста. 'Я увидел в Петербурге, как он сражается, и меня это так вдохновило . . . Я хотел показать характер человека - его мудрость и внутреннюю жизнь личности', - вспоминает Церетели в интервью для радиостанции 'Эхо Москвы'.

Памятники российским правителям имеют богатую традицию. Сегодня бюсты Путина изготавливают не только художники, но и металлурги и кондитеры, однако никто не пользуется такой поддержкой властей, как Церетели. Он ездит на машинах, которые надоели мэру (исключительно черные 'Мерседесы' и 'Роллс-Ройсы'. По прямой телефонной линии беседует с Кремлем. В 2003 г. за заслуги перед российской культурой он получил от президента российское гражданство. Ранее постсоветская власть назначила его президентом Российской академии художеств (1997) и поддержала его идею о создании Музея современного искусства (1999) и Галереи искусств Зураба Церетели (2000). В обеих коллекциях хранятся произведения мастера. В них работает множество специалистов.

Как бы то ни было, Церетели - самый богатый и популярный из ныне живущих российских художников. Он является членом академий изящных искусств многих стран. Памятники его работы стоят в Нью-Йорке ('Добро побеждает зло' перед зданием ООН), Риме, Бари, Монтевидео, Севилье. Он автор памятников, являющихся вторым и третьим в мире по высоте - Христофору Колумбу в Пуэрто-Рико (100 м.) и Петру I в Москве (96 м.).

Недавно главным творческим вызовом стал для него монумент 'Слеза скорби' в память о жертвах терактов 11 сентября 2001 г. Памятник над Гудзоном возводится несмотря на протесты жителей Джерси-Сити. Церетели считает, что нужно время для того, чтобы искусство было воспринято адекватно. И не обращает ни малейшего внимания на критиков, называющих его гением китча.

Однако в последнее время помимо непримиримых критиков появились новые проблемы: действия Счетной палаты и Министерства внутренних дел, чьи сотрудники проверяют финансы и деятельность всех компаний, в которых размещен грузинский капитал. Чиновники обвинили Церетели в неэкономном использовании финансов Российской академии художеств и казино 'Кристалл' (художник является одним из его владельцев), а также в растрате средств, предназначенных на строительство московского Диснейленда.

Официально все это не имеет отношения к тупику в грузино-российских отношениях. Однако в последнее время проблемы испытывает и другой известный грузин - писатель Григорий Чхартишвили, более известный под псевдонимом Борис Акунин.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru