Холодная война, часть вторая
14.11.2006

Новый газопровод должен пойти в обход страны, и, боясь повторения прошлогоднего энергетического кризиса, Польша оказывается в конфликте с Россией

Радек Сикорский, правый министр обороны Польши, сделавший себе имя как неоконсерватор вашингтонского толка, старается прыгнуть выше головы, чтобы вести себя наилучшим образом.

Тщательно подбирая слова, бывший журналист Spectator выглядит идеальным дипломатом, когда говорит о том, как ЕС следует строить конструктивные отношения с Россией.

"Для ЕС важно иметь линию поведения с такой значимой страной, как Российская Федерация", – говорит он на утренней встрече с аккредитованными в Брюсселе журналистами в Варшаве.

Спустя мгновения маска слетает, и Сикорский выказывает свои подлинные мысли о России и, в меньшей степени, о Германии. "Они будут (бояться), а как вы думали", – раздраженно бросает он в ответ на вопрос, принимает ли он заверения Владимира Путина и Ангелы Меркель, что полякам не надо бояться нового российско-германского трубопровода.

Польша глубоко обеспокоена прокладкой Балтийского трубопровода, который позволит российскому газу приходить в Германию напрямую, а не по территории Восточной и Центральной Европы. Весной Сикорский сравнил трубопровод с пактом Молотова-Риббентропа 1939 года, по которому Гитлер и Сталин делили Польшу перед Второй мировой войной.

Сикорский, пожалуй, смягчил выражения по сравнению с апрелем, но Варшава по-прежнему очень подозрительно относится к России и опасается, что предполагаемые союзники вроде Германии поставят национальные интересы во главу угла, если появится шанс заключить сделку с Москвой в свою пользу.

Польская подозрительность проявилась в Брюсселе вчера, когда Варшава грозилась похоронить новое соглашение о партнерстве между Россией и ЕС, если Москва откажется открыть свою сеть нефте- и газопроводов. Этот шаг может пустить под откос одну из главных стратегических целей ЕС – установить более тесное партнерство с Россией, традиционно занимающей сильную позицию благодаря высоким ценам на нефть и газ. Россия поставляет 25% энергоносителей ЕС, и этот факт стал очевиден мерзнущим семьям в январе, когда наблюдались перебои из-за того, что Москва прервала поставки Украине в ходе ссоры из-за цены.

Варшава требует, чтобы Россия подписала транзитный протокол Энергетической хартии, международного соглашения 1994 года, регулирующего торговлю за границами государства-поставщика. Президент Путин отказывается подписывать соглашение, которое откроет российские трубопроводы иностранцам, и даже ратифицировать в целом договор, который покончит с монополией контролируемого государством поставщика энергоносителей "Газпрома".

Высокопоставленный советник Путина дал понять на октябрьском саммите ЕС в Финляндии, в котором участвовал российский президент, что ратифицировать договор трудно, так как со времени его подписания в ЕС вступила Польша. Эти заявления, как полагают, сильно встревожили Варшаву.

Польский министр экономики Петр Возняк выразил озабоченность своей страны на встрече с аккредитованными в Брюсселе журналистами в пятницу. "Мы чувствуем себя уязвимыми в смысле энергетической безопасности в Европе, – сказал он. – Газ с востока перекрыли, когда температура была минус 20. Это продолжалось три недели. Нам пришлось перейти в режим чрезвычайной ситуации".

Россия утверждает, что она не виновата в сбое поставок в ЕС, и обвиняет Киев в несанкционированном отборе газа, идущего через Украину, когда для нее газовый кран был перекрыт.

Для Польши ссора стала кратким изложением причины, по которой Москва должна подписать транзитный протокол, гарантирующий, что энергоносители из Центральной Азии пересекут Россию и попадут в ЕС. "Нам хотелось бы иметь более легкий доступ к огромным ресурсам нефти и газа в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении, – заявил Возняк. – Их отделяют от Европы Россия и Украина".

Польша подчеркивает, что просто пытается сделать то, что удалось Германии: диверсифицировать поставки, чтобы меньше зависеть от русских. "Мы всего лишь пытаемся диверсифицировать свой портфель", – утверждает Возняк.

Многие европейские дипломаты полагают, что поляки правы в своем подозрительном отношении к Москве, которая до сих пор не может смириться с тем, что страна, которую Сталин называл "коридором" России, выбрала Запад и входит в ЕС. Кроме того, есть ощущение, что Германия, последние 60 лет игравшая скромную роль как европейский партнер, внезапно открыла для себя преимущества поведения отдельного государства, когда речь идет о благоприятной энергетической сделке с Россией.

Польская экономика демонстрирует хорошие показатели, и Варшава нервничает из-за того, что ненадежная Россия может поставить этот факт под угрозу. За последние 12 месяцев безработица снизилась с 17,6 до 14,9%, а увеличение роста ВВП в третьем квартале 2006 года составило 5,3%.

Но на фоне сильного роста у Польши есть собственные проблемы, требующие разрешения, и они не имеют отношения к России: острая нехватка рабочей силы, так как сотни тысяч поляков в погоне за высокой зарплатой отправляются на Запад. Президент Польши Лех Качиньский увидел это воочию на прошлой неделе – трое из четырех официантов, обслуживавших его на ланче с Тони Блэром на Даунинг-стрит, оказались его соотечественниками.

"Премьер-министр заявил, что Британия использует польских официантов, чтобы ее хорошо обслуживали, – отметил Возняк. – Это не было сделано специально для президента, официанты работают там два года". Привлечение этих молодых и продуктивных поляков обратно в страну – пожалуй, самая большая проблема Польши.


К списку                                        © Copyright 2006 Www.inopressa.ru

www.warsaw.ru