Россия останется державой ("Dziennik", Польша)
04.10.2006

Министр обороны РФ рассказывает 'Дзеннику' о военной стратегии Кремля

- Сегодняшние геополитические условия во многом отличаются от тех, начала 90-ых годов, когда Россия стала строить собственные вооруженные силы на базе Советской Армии. Какими будут направления развития российских Вооруженных Сил?

- Прежде всего хочу сразу отметить, что в России прекрасно осознают: реалии нашего времени таковы, что угроза развязывания крупномасштабной, в том числе ядерной, войны сведена к минимуму.

Однако, несмотря на то, что современные доктринальные установки и стратегические концепции большинства государств мира рассматривают войну как национальное бедствие и угрозу существования человеческой цивилизации, военная сила, хотим мы этого или нет, по-прежнему остается традиционным средством достижения политических целей. Скажу больше. В настоящее время наблюдается устойчивая тенденция к расширению диапазона ее применения, в том числе и в качестве одного из эффективных средств противодействия угрозам международной безопасности. Что же касается вопросов военного планирования, то здесь мы руководствуемся геополитическими потребностями и принципом оборонной достаточности. Исходя из этого, приоритетными задачами, стоящими перед нашими Вооруженными Силами на современном этапе военного строительства, являются: во-первых, поддержание ядерных сил на уровне, обеспечивающем гарантированное сдерживание от развязывания агрессии против Российской Федерации и ее союзников. Во-вторых, повышение боевого потенциала и улучшение состояния сил общего назначения, в первую очередь соединений и воинских частей постоянной готовности.

- В рамках модернизации вооруженных сил Россия планирует развивать так называемую стратегическую триаду, т.е. ракетный комплекс, подводный флот и авиацию, способные нести на борту ядерное оружие. Как они будут оснащены?

- В настоящее время планомерно осуществляется перевооружение Ракетных войск стратегического назначения ракетным комплексом 'Тополь-М' шахтного базирования. В декабре прошлого года на боевое дежурство был поставлен уже пятый полк, оснащенный этим комплексом, а в этом году в войска начинает поступать и его подвижный грунтовый вариант. Успешно ведутся государственные испытания морского ракетного комплекса нового поколения "Булава". Планируется, что им будут оснащены наши строящиеся подводные крейсеры стратегического назначения проекта 'Борей'. В соответствии с утвержденными планами ВВС получают новые стратегические бомбардировщики Ту-160.

- А как насчет модернизации обычных сил? Их часто называют малоэффективными, почти устаревшими и неспособными к операциям на современном поле битвы?

- Мы стремимся создавать мобильные и самодостаточные группировки войск, способные эффективно работать на любом стратегическом направлении. Причем основу подобных группировок должны составлять части и соединения постоянной готовности, которые сейчас в первую очередь обеспечиваются самым современным вооружением и военной техникой и постепенно переводятся на новый, контрактный способ комплектования.

- Означает ли это, что в конечном итоге Россия хочет отказаться от набора в армию и, по примеру американцев или англичан, создать полностью профессиональную армию?

- В настоящее время в нашей стране реализуется Федеральная целевая программа 'Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей'. В результате полной реализации ее мероприятий к 2008 году более половины всех воинских должностей сержантов и солдат в российской армии будут занимать контрактники. После этого мы планируем перевести на контракт весь плавсостав Военно-Морского флота, а также комплектовать военными профессионалами все должности младших командиров. Однако полностью отказываться от службы по призыву, срок которой через полтора года будет сокращен до 12 месяцев, в обозримой перспективе мы не собираемся. Относительно же численности Вооруженных Сил могу сообщить следующее. Совет Безопасности России определил, что к 2011 году она должна составлять 1миллион 100 тысяч, а к 2016 - 1 миллион человек.

- Пакт НАТО создал корпус быстрого реагирования, состоящий из нескольких тысяч солдат, готовый к действиям практически в любом регионе мира. Россия также создаст подобные силы?

- На территории нашей страны имеются практически все климатические зоны. У нас нет только тропиков. Поэтому, естественно, можно говорить о том, что у нас уже есть войска, способные действовать в любых природных условиях. Например, когда было принято решение о направлении российской авиационной группы в Судан, то ее подготовка и переброска были проведены в очень ограниченные сроки. Несмотря на это, наши вертолетчики успешно решают все возложенные на них задачи в рамках операции, которая под эгидой ООН проводится в данной африканской стране.

- Предусматривает ли Россия вооруженную интервенцию за границами бывшего СССР, если да - в каких обстоятельствах и при каких условиях? Готова ли Россия к этому?

- Военная доктрина России носит сугубо оборонительный характер и не предусматривает вооруженных интервенций. Однако наша страна оставляет за собой право нанесения точечных превентивных ударов по базам террористов, находящихся на территории других государств.

При этом напомню, что Россия не единственная страна, которая объявила о возможности таких атак. Как известно, в ответ на трагические события в Беслане Совет Безопасности ООН в резолюции N1566 в очередной раз призвал государства всеми средствами предотвращать преступные террористические акты. А если их не удалось предотвратить, принимать все меры к тому, чтобы наказывать за такие деяния сообразно их тяжкому характеру. Поэтому Россия, уважая международное право и международные стандарты в области прав человека, допускает возможность нанесения превентивных ударов в любой точке, откуда может исходить угроза терроризма.

- Является ли терроризм главной угрозой, с которой России придется бороться в ближайшем будущем? Предвидите ли Вы другие, более сложные вызовы?

- Терроризм приобретает глобальный и все более агрессивный характер. Он объективно стал одной из самых серьезных проблем для всего человечества. Ибо трансформация терроризма из политической в военно-политическую угрозу, сращивание его внутренних и транснациональных компонентов серьезно угрожает как стабильности в отдельных странах, так и международной безопасности в целом. Вместе с тем нужно признать, что осознание опасности, исходящей от нового коварного и беспощадного противника в лице террористического интернационала, существенно сблизило политические подходы в мире к пресечению любых проявлений этой 'чумы XXI века', а также взгляды на силовые меры по ее нейтрализации. В целом, угрозы, с которыми может столкнутся Россия, можно разделить на глобальные, региональные и, скажем, нетрадиционные. Первые угрoжают потерей суверенитета и дезинтеграцией России. Здесь речь идет о применении потенциальными агрессорами ядерного и других видов оружия массового поражения. Несмотря на малую вероятность реализации глобальных угроз в современных условиях, российское руководство уделяет свое самое пристальное внимание готовности к отражению такого типа атак. Нельзя полностью исключать и попытки отдельных государств оказывать на нашу страну силовое давление, подкрепленное угрозой использования стратегических наступательных сил. Региональные угрозы, в свою очередь, во многом обусловлены наличием по периметру российских границ напряжения, которое может привести к конфликту. Кроме того, активно может применяться и так называемая стратегия непрямых действий. Она представляет собой комплексное дипломатическое, экономическое, военное, информационно-психологическое воздействие, направленное на дестабилизацию ситуации в том или ином регионе и искусственное создание управляемых извне локальных конфликтов. Полагаю также, что определенные круги за рубежом будут и в дальнейшем стимулировать и активно поддерживать центробежные, дезинтеграционные тенденции как у нас в стране, так и у наших ближайших соседей. Под нетрадиционными угрозами подразумеваются вызовы безопасности, исходящие от международной преступности, террористических и сепаратистских организаций, в том числе наркобизнес, контрабанда оружия и военной техники, а также опасность возникновения экологических и техногенных катастроф.

- Кто, кроме упомянутого вами террористического интернационала, в современной российской доктрине является врагом? Как показывают опросы общественного мнения, часто врагом до сих пор является НАТО.

- Я с полной ответственностью заявляю: ни одно государство и ни одну международную организацию Россия не рассматривает в качестве потенциального противника. Уверен, в современных условиях навешивать подобный ярлык - дело бесперспективное. Что же касается НАТО, то я обоснованно считаю: времена, когда мы смотрели друг на друга сквозь прорези прицелов, безвозвратно ушли в прошлое. Сейчас наши отношения действительно переходят в новое качество. Более того, они уже успешно реализуются по таким важным направлениям, как борьба с терроризмом и противодействие распространению ОМУ, пресечение наркоагрессии и проведение совместных миротворческих операций, повышение оперативной совместимости войск и проведение спасательных работ на море. Регулярно проводятся встречи на уровне министров обороны. Есть и конкретные результаты нашей совместной работы. Так, уже подписали российско-натовское соглашение о статусе вооруженных сил, временно находящихся на территории друг друга (SOFA), которое позволяет без дополнительных согласований проводить совместные маневры и миротворческие операции. Другой наглядный пример - участие России в антитеррористической операции НАТО в Средиземном море 'Активное усилие'. Успешно развивается наше взаимодействие и в рамках 'Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве'. В рамках указанной программы наши эксперты теоретически обосновали возможность и целесообразность налаживания обмена данными о воздушной обстановке в приграничных между Россией и странами НАТО регионах. Выработаны рекомендации о механизмах создания общей картины воздушного движения. Успешно сотрудничаем в рамках противоракетной обороны.

- Часто в публикациях говорится о проекте российско-китайского военного союза, острие которого направлено против Запада. Возможен ли в будущем военный союз России и Китая, например, на базе Шанхайской Организации Сотрудничества?

- В ближайшей перспективе Россия и Китай будут выступать на международной арене исключительно как стратегические партнеры. Причем наше взаимодействие мы стремимся развивать как на двусторонней основе, так и в рамках различных международных организаций, в том числе, разумеется, и в рамках ШОС. существование данной Организации является одним из важнейших факторов поддержания стабильности и противодействия современным вызовам и угрозам в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сотрудничество в этом формате, включая его военную и военно-техническую составляющие, основывается на принципах приоритетного партнерства.

Вместе с тем не несет в себе какой-либо угрозы другим государствам и не направлено на формирование какого-либо нового военно-политического союза на евразийском пространстве.

Не сомневаюсь, что ШОС, год от года прибавляя в политическом весе, будет оказывать все большее позитивное влияние на общую ситуацию в регионе, где проживает подавляющее большинство населения планеты - более 3 миллиардов человек.

- Кого Россия сейчас рассматривает как своего самого большого союзника и партнера в военной области? Можете ли Вы назвать конкретные государства?

- Когда мне задают этот вопрос, то на память сразу приходят слова императора Александра III о том, что у России есть только два союзника - это ее армия и флот. Это не только красивая, образная, но и очень точная мысль, которая, думаю, не потеряла своей актуальности и в наше время.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru