Русская рулетка ("Wprost", Польша)
21.09.2006

Бизнес в России уже не обязательно кончается циррозом печени

Сегодня польские инвесторы чувствуют себя в России так же, как их предшественники в XIX веке. После январского восстания были введены штрафные пошлины, вынудившие польских предпринимателей переносить производство за восточную границу и создавать российскую промышленность. Сегодня успех ждет тех, кто построил свои фабрики в России. И это подлинный бум, потому что за последние четыре года - на что обратили внимание участники одной из секций XVI экономического форума в Крынице (Krynica) - объем польских инвестиций в Россию вырос в тридцать раз. Еще в 2002 г. мы инвестировали в Россию менее 5 млрд. долларов, в 2005 г. - уже 143 миллиардов, а в этом году - около 300 миллиардов. Однако это лишь официальные данные. Поляки, владеющие фирмами за рубежом (например, на Кипре) и инвестирующие в Россию, в статистике не учитываются.

Большая часть польских состояний, сделанных в России в XIX веке, пошла прахом. Некоторые были уничтожены царскими указами, большинство (как в случае Згленицких, польских нефтяных магнатов, которые на рубеже XIX и ХХ века были в числе самых богатых людей Российской Империи) потеряло все после большевистской революции. Как будет на этот раз? Действия кремлевской администрации в отношении Михаила Ходорковского не настраивают на оптимистический лад. Пока инвестиционный бум продолжается. Только, как и в начале ХХ века, по-прежнему существует риск потерять все.

Российский полигон

Как убеждают нас участники крыницкого форума, сегодня переносить производство в Россию польских предпринимателей стимулируют не только высокие пошлины, но и неплохие, по сравнению с польскими, условия ведения бизнеса. На регистрацию фирмы уходит от одного дня в Калининграде до семи дней в Санкт-Петербурге. Налоги почти вдвое ниже, чем в Польше, а стоимость электроэнергии, телефона и Интернета - в четыре раза ниже. Более того, продукцию здесь ожидают 25 миллионов человек, зарабатывающих более 1000 долларов в месяц, и их число постоянно увеличивается. За последние пять лет доходы россиян (в пересчете на доллары) росли на 29 процентов в год - даже быстрее, чем доходы китайцев.

Среди 100 самых богатых поляков огромное большинство заработало свое состояние в начале 90-х благодаря либеральному закону об экономической деятельности авторства Мечислава Вильчека (Mieczyslaw Wilczek), министра промышленности в правительстве Мечислава Раковского (Mieczyslaw Rakowski). Позже было сложно добиться стремительной карьеры, поскольку бюрократия, росшая пропорционально налоговому бремени, убивала предпринимательство. Вполне вероятно, что польские предприниматели следующей волны заработают свои состояния именно в России. Так в список самых богатых поляков наверняка вернется выпавший из него в 2002 г. Мачей Форманович (Maciej Formanowicz), один из акционеров фирмы Forte (одного из крупнейших польских производителей мебели), открывшей в 2005 г. фабрику мебели во Владимире под Москвой. Годом ранее в Егорьевске недалеко от Москвы производство подгузников наладил Торуньский завод перевязочных материалов. С 2005 г. заводом по производству строительного крепежа под Петербургом владеет вроцлавская компания Koelner, которой управляют братья Радослав и Пшемыслав Кельнеры (Radoslaw, Przemyslaw Koelner). А в подмосковной Коломне готовится к сдаче в эксплуатацию первый дом микрорайона, построенного фирмой JW Construction, принадлежащей Юзефу Войцеховскому (Jozef Wojciechowski). Рышард Краузе (Ryszard Krauze), занимающий десятое место в списке самых богатых поляков владелец компании Bioton (через Prokom Investments Краузе владеет 40 процентами его акций), начинает строительство фабрики по производству инсулина в Орле. В свою очередь, Cersanit готовится к инвестициям в заводы по производству кафеля и терракоты, а DGS под руководством Кшиштофа Гжондзеля (Krzysztof Grzadziel) - в фабрику колпачков для российской водки.

Путинотализм

После краха коммунизма и роспуска СССР товарооборот Польши с Россией упал практически до нуля. В Россию мы продавали только продукты питания, а оттуда импортировали сырье. Иностранных инвестиций в этой стране было совсем мало, потому что тамошние олигархи, за бесценок приобретавшие государственные фирмы, не хотели конкуренции. В первой половине 90-х годов большие деньги в Россию вкладывали практически одни лишь табачные концерны, потому что на Западе поле их деятельности постоянно сокращалось. Медленно растущее доверие к России подорвал кризис, разразившийся в 1998 г. В результате девальвации валюты и резкого обнищания общества уже немногочисленные западные инвесторы понесли большие убытки.

Когда в 1999 г. к власти пришел нынешний президент Владимир Путин, была не только введена единая 13-процентная ставка подоходного налога, но также упрощены и снижены социальные сборы (теперь их максимальный уровень - 35 процентов от фонда заработной платы). Были введены западные стандарты ведения бизнеса не только на рынке ценных бумаг, но и в торговле (распространенный ранее уход от обязательств путем банкротства стал невозможен). Вскоре был принят закон об иностранных инвестициях (с поправками от 2002 и 2003 гг.). Он гарантирует инвесторам защиту их собственности и полную рыночную компенсацию в случае отчуждения, право на свободный перевод прибыли за рубеж и не допускает увеличение налогового бремени инвесторов в ходе инвестиции. Результатов долго ждать не пришлось. Начался беспрецедентный приток иностранных инвестиций в Россию.

Хорошее, потому что польское

В начале XXI века сигнал к наступлению на российский рынок дала фирма Atlas, принадлежащая предпринимателям из Лодзи Станиславу Чупиньскому (Stanislaw Ciupinski), Гжегожу Гжеляку (Grzegorz Grzelak) и Анджею Вальчаку (Andrzej Walczak). В 2003 г. хозяева одного из крупнейших польских производителей строительной химии построили в Дубне (100 км от Москвы) за 16 млн. злотых [в 2003 г. - ок. 4,5 млн. долл. - прим. пер.] завод по производству клея и раствора для кафеля, взяв на работу 50 российских сотрудников. Местный еженедельник 'Компаньон и Ко' прокомментировал польскую инвестицию материалом на первой полосе под заголовком 'Аист свил себе гнездо' (аист - эмблема фирмы Atlas). Параллельно с началом производства была запущена рекламная кампания под девизом 'Клей для друзей'. За несколько месяцев изделия фирмы стали настолько популярны, что местные производители начали их подделывать и незаконно помещать логотип Atlas на свою продукцию. Интересно, что подделывались только упаковки с польскими надписями, потому что россияне считают, что товары, произведенные в Польше - более высокого качества, чем российские.

Одной из первых польских фирм, пришедших на российский рынок, была принадлежащая братьям Адаму и Ежи Кшановским (Adam, Jerzy Krzanowski) фабрика мебели Nowy Styl. - Мебель для российского рынка мы производили еще до кризиса 1998 г. Тогда было гораздо проще экспортировать в Россию. Российские фирмы, покупавшие у нас мебель, каким-то образом перевозили товар через границу, не платя пошлину, - вспоминает Адам Кшановский. После 1997 г. был усилен контроль, и таможенные нормы стали строже. - Экспорт наших изделий на выгодных условиях стал практически невозможен. Именно тогда мы решили открыть фабрику на Украине, которая состоит в таможенном союзе с Россией, - добавляет Кшановский.

Больше прибыли, меньше риска

Благодаря инвестиции в Россию, в 2006 г. прибыль компании Bioton может вырасти на целых 500 процентов. Bioton - одна из четырех фирм в мире, обладающих технологией производства человеческого инсулина. В феврале 2006 г. руководитель компании Адам Вильченга (Adam Wilczega) сообщил, что чистая прибыли по итогам этого года может составить до 100 млн. злотых - в пять раз больше, чем в 2005 г. (19,4 млн. злотых). По мнению Вильченги, столь хороший результат стал возможен благодаря продаже инсулина в Россию (в сентябре туда прибудет первая партия стоимостью 20 млн. долларов). Для его компании Россия - наряду с Китаем важнейший рынок сбыта. В феврале представители Bioton сообщили о начале строительства в российском городе Орле фабрики по производству инсулина стоимостью 20 млн. долларов. - Мы планируем завоевать треть российского рынка, - говорит Рышард Краузе, основной владелец Bioton. Польский инсулин, производимый в России, пойдет и в другие страны бывшего СССР, в Польшу и страны ЕС.

Заниматься бизнесом в России в несколько раз дешевле, чем в Польше - обращали внимание участники экономического форума в Крынице. Благодаря реформам Путина, на регистрацию фирмы в Санкт-Петербурге уходит пять-семь дней, в Москве - три-четыре, а в Калининграде - один день. Месячная плата за Интернет в России составляет 28 злотых, а минута разговора по мобильному телефону - 3-6 грошей. Также россияне хотят привлекать польские фирмы дешевой электроэнергией (стоимость которой бывает ниже на целых 75 процентов). Кроме того, дешевле рабочая сила, аренда, ниже налоги и регистрационные сборы. - Российский рынок еще только формируется. Получить значительную долю какого-либо сектора проще, чем в Европе, говорит Александр Кобиз (Aleksander Kobiz), глава Польско-российского портала экономического сотрудничества PL-RU (юридический консультант польских фирм, работающих в России).

Доступ на российский рынок - доступ на рынки стран бывшего СССР, а это около 270 млн. потребителей, покупательная способность которых постоянно растет. Кроме того, россияне создают благоприятную атмосферу для фирм. Так, для малого и среднего бизнеса (фирмы с оборотами до 70 тыс. евро в месяц) введена единая 13-процентная ставка налога. В этом одна из причин того, что крупные международные инвесторы поместили Россию в т.н. группу BRIC, к которой относятся наиболее привлекательные для прямых инвестиций страны.

В России высокие прибыли не связаны с дополнительным риском. - На Западе мы в два раза чаще, чем в России не получаем оплату за товар, - говорит Кшиштоф Гжондзель, глава фирмы DGS, занимающей третье место в мире по производству алюминиевых колпачков. Контракт с россиянами занимает три-четыре страницы, в то время, как с бизнесменами из западных стран ЕС - часто до сотни страниц. Россияне более конкретны. - Часто для принятия решения достаточно одного звонка начальству, в то время как переговоры с западными контрагентами нередко длятся неделями, потому что для подписания договора нужно согласие множества людей, - добавляет Гжондзель.

- В России важно то, что говоришь. Устные договоренности между партнерами обычно имеют обязательный характер. Россияне придают большое значение данному слову, и для них важно не потерять доверие партнера, - говорит глава Forte Мачей Форманович. - Самое главное, что бизнес в России уже не обязательно - как это принято считать - кончается циррозом печени. - Распитие водки во время переговоров с россиянами - это миф. Наливается по стаканчику виски, потом - вино и вода, - говорит руководитель JW Construction Рышард Матковский.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru