Польша — Германия: заклятые соседи
19.09.2006

«Мы быстрыми шагами приближаемся к тому, что можно назвать Холодной войной», — так лидер фракции социал-демократов в польском Сейме Ежи Шмайдзинский определил нынешнее состояние польско-немецких отношений. И это не преувеличение: серьезное ухудшение этих отношений в последнее время стало реальностью.

Основные эпизоды польско-немецкого противостояния активно освещались СМИ обеих стран. Некоторые из них приобрели и международную огласку, как это было в ходе громкого скандала вокруг решения Германии и России построить Северо-Европейский газопровод по дну Балтики в обход Польши. Напомним, что польский министр обороны Радослав Сикорский сравнил этот проект с пактом Молотова-Риббентропа, уподобив, таким образом, Путина Сталину, а Меркель – Гитлеру.
И если сравнение современного российского политического режима со сталинским в польских газетах стало уже общим местом, то аналогичные намеки в отношении своего западного соседа и партнера по Европейскому Союзу оказались для немцев крайне неприятным «сюрпризом», вызвав соответствующую реакцию.

Германия недолго оставалась в долгу: повод к следующему обострению отношений возник уже с ее стороны. Немецкие журналисты не смогли спокойно «переварить» назначение брата консервативного президента Польши, с фигурой которого во многом связывают ухудшение отношений двух стран, премьер-министром страны. В немецком еженедельнике Die Tageszeitung появилась статья о двух «польских картошинах», в которых легко угадывались братья Качиньские.

Подобный вольный стиль (а-ля Джанни Родари) немецкого журналиста вызвал настоящую истерику у польского президента и его брата. На следующий же день лишился своего поста начальник одного из департаментов министерства иностранных дел Польши, который неосмотрительно разместил перевод этой статьи на одном из мидовских сайтов, как это практикуется в отношении материалов иностранной прессы о Польше.
Следующей жертвой скандала стала встреча в верхах в рамках так называемого Веймарского треугольника между лидерами Германии, Франции и Польши. Лех Качиньский в последний момент отменил свое участие в ней, ссылаясь... на расстройство желудка. В довершении всего против автора статьи польскими органами юстиции было возбуждено уголовное дело.

Надо сказать, что немецкие масс-медиа и до этого не особо церемонились со своим восточным соседом. Во время недавнего Чемпионата мира по футболу, где Польша и Германия оказались в одной группе, на одном из центральных немецких каналов в популярном шоу поляки высмеивались как воры и хулиганы. Отметились и немецкие неонацисты – к чемпионату они выпустили футболки с надписью: «В 1939 г. Польшу победили за 28 дней. В 2006 г. хватит 90 минут».

Но апофеозом этого противостояния стали события вокруг открывшейся в августе выставки «Вынужденные Дороги. Побег и Изгнание в Европе в ХХ в.», организованной «Союзом Изгнанных» (он объединяет тех немцев и их потомков, которые по итогам Второй Мировой войны были вынуждены покинуть места своего проживания). Существование этой организации всегда вызывало негативную реакцию поляков: после войны Польша получила значительные территории, которые до этого принадлежали Германии. В последнее время раздражение еще более возросло, когда стало известно о планах немецкого правительства построить в Берлине Центр Изгнанных.

Организаторов августовской выставки поляки обвинили в желании переписать историю и представить немцев не как агрессоров, виновников самой ужасной в истории человечества войны, а как ее жертв. Было принято решение даже отозвать уже отправленные на выставку из Польши экспонаты. Настоящий же скандал разразился, когда выставку посетил немецкий президент Хорст Кёлер. Несмотря на слова последнего, что необходимо понимать опасения поляков и четко представлять, что немцы – безусловные виновники чудовищной войны, которая и привела к переселению, сам факт его посещения был расценен как провокация.
Действующий премьер Ярослав Качиньский сделал очень жесткое заявление по этому поводу, а бывший премьер, а ныне временный мэр Варшавы Казимир Марцинкевич, отменил свой визит в Берлин. Из правящей коалиции послышались даже голоса о необходимости поражения в правах немецкого меньшинства в Польше.

В Германии польскую реакцию оценили как истеричную. Немецкий омбудсмен Гюнтер Нюк раздраженно упрекнул польские власти и прессу в организации специальной кампании по этому поводу. При этом он припомнил и уже высказывавшиеся до этого Польше обвинения в нарушении свободы слова и свободы собраний, намекая на жесткое отношение польских властей к сексуальным меньшинствам.

Действительно, трудно не увидеть, что польские СМИ изо дня в день смакуют антигерманскую тему. Нельзя не заметить и истеричность польской реакции, которая стала фирменным знаком политики Варшавы – не только в отношении Германии – после того, как к власти в Польше пришли братья Качиньские.
Однако и опасения Варшавы тоже можно понять: у «Союза Изгнанных» есть политические амбиции, а его лидера – Эрику Штейнбах – даже немецкие политики обвиняют в безответственности и говорят о провокационности ее заявлений.

Но причины польско-немецкого конфликта, конечно, гораздо глубже. Помимо своеобразного политического стиля братьев Качиньских и избирательного отношения поляков к своей исторической памяти, они объясняются и объективными трудностями, вызванными сосуществованием бок о бок в рамках Европейского Союза влиятельной, богатой Германии и экономически слабой, легко уязвимой Польши.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.rosbalt.ru

www.warsaw.ru