Россияне все меньше любят Польшу и поляков ("Dziennik", Польша)
24.08.2006

По существу в российско-польских отношениях не произошло существенных изменений

Декабрь 2004 года на Украине был очевидным провалом Кремля (причем по вине кремлевских политтехнологов) и звездным часом Варшавы. Пожалуй, этот эпизод был последним обострением на высшем уровне в польско-российских отношениях, которые с того момента не стали хуже, но и не улучшились. 60-летие победы над нацизмом не добавило позитива, но и политического негатива (оставим в стороне торгово-экономические проблемы), по крайней мере, с российской стороны не прибавилось.

По существу в российско-польских отношениях не произошло существенных изменений. Проблемы остались те же. Прошлое, и в первую очередь, Катынь. Настоящее - демократия, общие соседи, прежде всего Украина и Беларусь, энергетика. В дополнение к ним - общий контекст двусторонних связей, а именно, Европейский Союз, США.

Характерно, пожалуй, то, что проблемы двусторонних отношений мешают в первую очередь Польше. Трудно представить, что может заставить Кремль повиниться в трагедии Катыни. Имиджевые риски в России - нулевые, а польское общественное мнение Москву, похоже, не очень волнует. Развитие ситуации на Украине мало подвластно влиянию России или Польши. Кремль мог бы злорадствовать по поводу проблем В. Ющенко, провала учений НАТО в Крыму и открыто радоваться тому, что с высокой вероятностью премьером на Украине станет В. Янукович. Может - но наученный горьким опытом декабря 2004 г. - официально реагирует на затянувшийся украинский политический кризис нейтрально.

Тому есть и как минимум два прагматичных объяснения. Первое - пока в ходе кризиса российский бизнес не потерял позиций на Украине, и продолжение безвластия российскому бизнесу ничем не грозит. Второе - в Москве, похоже, осознали, что любой вменяемый украинский политик, тот же Янукович, придя к власти, в долгосрочном реформировании страны будет ориентироваться на Запад, на Европу.

Однако, для России, Украины и Польши принципиально важно, на какую Европу. Учитывая реакцию ведущих европейских столиц на позицию Варшавы в ЕС, реальные завязки украинской экономики на российскую и стабильные отношения России с ЕС и ее ключевыми членами в Западной Европе, Киев в своей европейской политике с высокой вероятностью будет ориентироваться на Берлин и Париж, а не на Варшаву. И Москву такой сценарий, естественно, значительно больше устраивает.

Кремль, безусловно, раздражает активное участие Варшавы в попытках создания вокруг России 'пояса демократических государств'. Но у членов вновь созданного Содружества демократического выбора в обозримой перспективе 'нет приема' против экономического, прежде всего, энергетического 'лома' России. Свидетельство тому - недавняя встреча лидеров стран СНГ в Москве.

Если российские СМИ и писали о предложении Варшавы создать 'энергетическое НАТО', то Кремль и 'Газпром' без лишних слов и комментариев решают вопросы энерготранзита с Германией, к которой в проекте Североевропейского газопровода присоединился также ряд других европейских стран.

Наконец, мы подошли к тому самому общему контексту - ибо отношения России и Польши развиваются в более широких рамках отношений обоих государств с Европейским Союзом, США, евроатлантических связей.

Мне кажется, что именно эта более широкая картина дает ключ к пониманию той странной ситуации, которая сложилась сегодня в отношениях между Россией и Польшей на информационном, 'имиджевом' поле.

Польша не обойдена вниманием российских СМИ - только за два последних месяца сайт СМИ.ru дает ссылки на 240 публикаций, связанных с Польшей (впрочем, огромное количество связано с чемпионатом мира по футболу). Но

особенно бросается в глаза обилие переводных материалов из польских газет и журналов в российских СМИ, в первую очередь электронных медиа. Такие солидные регулярно посещаемые россиянами, следящими за иностранной прессой, информационные сайты, как ИноСМИ.Ru практически ежедневно публикуют в переводе на русский язык статьи из 'RZ', 'Газеты выборчей', 'Дзенника', 'Впрост', 'Политики', 'Тыгодника Повшехны', 'Nie' и других изданий. Статьи о польской внутренней и внешней политике, о России, содержание которых, сводится преимущественно к упомянутым выше проблемам. (Чтобы пояснить польским читателям - статьи из западных СМИ о России, переводы которых ежедневно появляются на этих сайтах, носят в большинстве случаев критический нелицеприятный характер). Собственно, то, что думают и пишут поляки сами о себе, а также о России и составляет существенную часть материи, из которой формируется образ Польши в России. Важный источник - перевод статей о Польше из западных медиа, которые приобретают все более критический характер.

Если Запад упрекает Польшу в 'сварливости', нелояльности в отношении партнеров по Европейскому Союзу, за членство в котором Польша так боролась, в отклонении от европейских ценностей - ксенофобии, антисемитизме и нетерпимости, если известные всему миру польские политики считают, что нынешнее польское руководство разрушает с таким трудом налаженные отношения Польши с Германией и в рамках Веймарского треугольника, то что остается делать России? Расслабиться. И просто перепечатывать в переводе то, что пишут о себе сами поляки и их ближайшие союзники. Даже острая на язык газета 'Коммерсант', крайне резко отреагировавшая на предложения руководства Чечни отменить в России мораторий на смертную казнь, информацию о том, что Президент Л. Качиньский намерен развернуть в ЕС дискуссию о возвращении смертной казни, подала без комментариев в разделе 'Официальное мнение'. Комментировать будет Европа.

Потому что, по большому счету, польская политика, деконсолидирующая Евросоюз и усиливающая тренд к опоре на национальные интересы в ведущих европейских державах, сейчас на руку России. Так как Москва традиционно более успешно решает проблемы в рамках двусторонних отношений, а кризисное состояние ЕС означает ослабление его внимания к 'общим соседям' на постсоветском пространстве, а значит, дает Москве временную фору и некий шанс, чтобы закрепить там свои позиции.

Пожалуй, еще одним важным источником формирования образа Польши в России являются интервью с поляками, чей авторитет в России большинство считает непререкаемым - с Лехом Валенсой, с обожаемым здесь недавно скончавшимся мудрым Станиславом Лемом. Несмотря на нелюбовь к собственным реформаторам и шоковой терапии, классиком трансформации в России считают Л.Бальцеровича. В списке имен, которые первыми приходят на ум россиянам, когда говорят о Польше, по данным опросов ВЦИОМ, верхние позиции занимают Анна Герман, Барбара Брыльска, Фредерик Шопен, Николай Коперник, Иоанн Павел II, Лех Валенса, Войцех Ярузельский, Генрих Сенкевич, Адам Мицкевич.

Российское общественное мнение, как показывают опросы, достаточно адекватно оценивает польскую внешнюю политику. А если говорить об отношении к Польше в целом, то оно достаточно стабильно. За последние 10 лет отношение 41 % опрошенных к Польше не изменилось, у 5 % изменилось в лучшую сторону, у 25 % - в худшую, 22 % сказали, что Польша их не интересует. 18 % считают Польшу дружественным государством, 13 % - враждебным, 24 % оценивают отношения России и Польши как партнерские, 24 % - как сопернические.

Для того чтобы понять корни нынешнего состояния взаимного восприятия двух народов, нужно анализировать более глубокие материи - самоидентификацию, понятия нация - государство и другие. И об этом пишут статьи российские ученые.

Но наша тема - имидж в его не научном, но сугубо политическом понимании. Количество имиджевых рисков в Польше сейчас превысило критическую отметку. Это видят и понимают не только в России.

Если Польша действительно заинтересована в улучшении своего имиджа в России, то за решениями ходить недалеко. Можно воспользоваться практическим опытом партнеров Варшавы по Вышеградской группе - Чехии, Венгрии и Словакии. Первое и главное понять, что не забывать историю - и постоянно бередить исторические раны - совсем разные вещи. Историческая память - необходимое условие сохранения и развития нации, но не препятствует развитию добрососедских отношений с государствами, которые по своей сути являются новыми. Не нужно путать Россию с СССР, а Германию с Третьим рейхом. Постоянное предъявление исторических счетов вызывает раздражение и недоверие у партнера, а у самой Польши - предвзятое и подозрительное отношение к любым инициативам России. Искать историческую правду - дело историков. В политике это обязательно выливается в двойные стандарты. Примеры тому - Волынь, Едвабно.

Второе - в поиске экономических решений исходить из своих реальных интересов, а не бесперспективного - по крайней мере, в обозримой будущем - стремления обойти, исключить Россию из общеевропейских связей.

Почему бы в польской прессе не писать о современных Вакульских с обеих сторон? Это обязательно переведут в российской прессе и Интернете.

Третье - активнее пользоваться тем, что объединяет две страны. Слухи о том, что польским послом в России может стать Кшиштоф Занусси, были с энтузиазмом подхвачены российскими печатными СМИ и телевидением. В России знают и любят польских режиссеров и актеров. У них пока остались 'друзья москали'. Лучшими имиджмейкерами Польши без всяких усилий всегда будут К.Занусси, А.Вайда. Образ поляка и польки должен приблизиться к традиционным идеалам российской аудитории - Квинто в исполнении Яна Махульского ('Ва-банк' и 'Ва-банк-2' повторяют по российским телеканалам не реже раза в месяц - значит, их смотрят!), героиням Беаты Тышкевич, Барбары Брыльской - красивых, легких, элегантных вне возраста и времени.


К списку                                             © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru