Ежи Бар: Мы в Польше считаем, что проект строительства Североевропейского газопровода политический, а не экономический
24.08.2006

Ежи Бар: Мы в Польше считаем, что проект строительства Североевропейского газопровода политический, а не экономический

Посол Польши в России Ежи Бар дал интервью специальному корреспонденту "ИНТЕРФАКСА" Ольге Головановой по актуальным вопросам польско-российских отношений

Господин Посол, как Вы оцениваете нынешний уровень и перспективы польско-российских отношений? Считаете ли Вы возможным преодолеть похолодание в них, в какие сроки, и каких усилий это потребует от обеих сторон?

- Я не думаю, что в отношениях Польши и России есть похолодание. На мой взгляд, они развиваются нормально. Ясно, что время от времени возникают проблемы, которые можно и нужно решать.

Мне кажется, что самое главное - это ответить себе на вопрос, как мы используем все механизмы, которые уже существуют между Польшей и Россией. Здесь надо наверстать упущенное. У нас довольно хорошая договорно-правовая база, существуют различные соглашения, которые были подписаны еще между Советским союзом и бывшей Польшей. Конечно, надо пересмотреть перечень этих документов в разных областях и выработать план консультаций для обсуждения того, что можно оставить или при необходимости подписать новые договоры.

Необходимо учитывать, что Россия и Польша - это страны, которые очень меняются. Это же происходит и с обществами. Поэтому так важно иметь хорошее представление друг о друге как о странах-соседях. Я говорю не как дипломат, а как социолог: мы мало знаем друг друга, и это своего рода препятствие. Это связано с информацией, ее характером, доброжелательностью, которая должна сопутствовать. Мы в России имеем много постоянно аккредитованных корреспондентов, а Россия мало представлена своими корреспондентами в Польше.

В польско-российских отношениях присутствует невежество, а не похолодание.

Что можно сказать о двустороннем товарообороте, в котором, не секрет, существует дисбаланс в пользу России. Как и за счет чего, по Вашему мнению, стоит исправить ситуацию?

- До вступления Польши в Европейский союз существовал миф, что присоединение Польши к ЕС отразится негативным образом на наших торгово-экономических отношениях. Это абсолютно не подтвердилось, как раз наоборот. По нашим оценкам, за два года пребывания в Евросоюзе экспорт Польши к Вам возрос более, чем на 250%. Россия занимает только 4% в экспорте Польши, она находится примерно на десятом месте. А в импорте Россия занимает второе место.

Речь идет, главным образом, об энергоносителях, о том, что как раз рождает дисбаланс.

Вместе с тем мы гордимся, что польско-российский товарооборот в общем составляет около $13млрд. При этом из всего дисбаланса, который существует у Польши с миром 67% приходится на Россию. Это серьезная проблема. Дисбаланс никого не устраивает и только вызывает обеспокоенность.

Примечательно, что, по оценкам ваших специалистов, дисбаланс не оценивается положительно и в России. Мы уверены, что вы можете покупать многое в Польше. Более 75% нашего экспорта идет в страны Евросоюза. А это значит, что мы производим качественную продукцию, так как ЕС не покупает ничего плохого.

Россия может закупать нашу сельско-хозяйственную продукцию, на которую российская сторона ввела запрет с ноября 2005 года. Даже в Калининградской области повысились цены на мясную и растительную продукцию после введенного эмбарго. Так много месяцев прошло, что возникает вопрос: это экономическая проблема или здесь есть какая-то политическая подоплека? Никто с нами не соглашается в том, что есть какая-то политика. С другой стороны, если возникает проблема технического характера, то она решается в течение двух-трех месяцев, пока проводятся различные инспекции. Но скоро будет почти год с момента введения эмбарго. Польская сторона сделала абсолютно все, что требовалось российской стороной. Мы согласны с тем, что все фито-санитарные регламентации должны быть прозрачными.

Пришло время посмотреть на данный вопрос серьезно, так как закупки Россией в Польше сельхозпродукции составляли 16% от нашего экспорта в Вашу страну. Если кто-то говорит о том, что нужно уменьшить дисбаланс, то можно как раз отменить эмбарго. Я не вижу здесь никаких препятствий. Данная ситуация негативно отражается на наших отношениях.

Что касается инвестиционного сотрудничества, то хотел бы заметить, что у нас нет договора о защите инвестиций. Его подписание улучшило бы атмосферу в инвестиционном сотрудничестве. Наших инвестиций в России не так много, порядка $200 млн, из которых более $140 млн было только за прошлый год. Мы призываем и россиян инвестировать в Польшу, учитывая огромную долю энергоносителей в двустороннем товарообмене.

Есть еще одна сфера, в которой есть гигантские резервы - это регионы России. Требуется время и много усилий, чтобы ознакомиться с разнообразием такой огромной страны. Надо идти вглубь России, в том числе с информацией о польской экономике.

В связи с этим как Вы оцениваете сотрудничество Польши с Калининградской областью?

- Калининградская область является важной для нас по многим причинам. Необходимо дальнейшее развитие данной территории. Это выгодно и Европейскому союзу, который окружает эту область. Там работают более 500 польских фирм. Мы подтверждаем приглашение губернатору Калининградской области Георгию Боосу посетить Польшу. Я тоже получил от него приглашение по случаю 60-й годовщины со дня основания Калининградской области.

Ваша оценка энергетического взаимодействия Польши и России? Является ли Россия, на Ваш взгляд, надежным партнером в плане поставок энергоресурсов? Сохраняются ли в Варшаве озабоченности относительно строительства Североевропейского газопровода?

- Озабоченность относительно проекта СЕГ все время присутствует. Речь идет о гигантском проекте в Европе. Возникает копия вашего вопроса: "Является ли Польша ненадежным партнером как транзитная страна в Европе?'' В том смысле, что явилось причиной такого развития ситуации? Реализация этого проекта обойдется в несколько раз дороже, чем прокладка газопровода по земле. На наш взгляд, это политический проект, а не экономический.

Мы же подписали с Россией договор о развитии проекта "Ямал-2". Мы выкупили территории, находившиеся в частных руках, обеспечили бюджет на реализацию проекта. Мы подготовили различные компрессоры. Оказалось, что это все не имело значения.

Но есть еще моменты, связанные с экологией. Как известно, на дне Балтийского моря осталось много опасных веществ со времен Второй мировой войны.

Мы себя не видим участником СЕГ. Несмотря на то, что мы сейчас однозначно зависимы от одного источника энергоносителей - от России, мы, конечно, хотим диверсифицировать источники энергоресурсов и будем стараться искать их в разных частях мира, чтобы эта диверсификация была успешной. Мы также помним ситуацию с отключением газа для Украины, о чем вся Европа говорила. Это все нас подталкивает к выводу, что мы должны диверсифицировать источники энергоресурсов.

Я читал, что недавно польские бизнесмены приобрели нефтегазовые месторождения в Казахстане. Если есть такие возможности у людей, то почему бы не сделать то же самое в России?

Мы рассматриваем наше энергетическое взаимодействие как часть наших отношений. Оно должно быть прочным и прозрачным элементом долговременного развития добрососедских отношений.

Является ли дело Катыни "занозой" в польско-российских отношениях?

- Поляки никогда не рассматривают Катынь как препятствие между двумя народами. Мы вообще не смотрим на этот вопрос с точки зрения отношений между народами, зная, что русские больше всех пострадали от тоталитарной системы. Это касается также белорусов и украинцев. Люди, которые бывают в Освенциме, не винят Польшу за то, что там произошло. Так и поляки, которые бывают в Катыни, не считают виновницей Россию.

Благодаря сотрудничеству между Польшей и Россией нам удалось открыть мемориал в память о трагедии.

По моему мнению, этот вопрос необходимо довести до конца. Между Генеральными прокуратурами России и Польши сложились неплохие отношения. Нам нужны все архивные материалы. Нельзя закрывать дело только потому, что там все умерли. Нельзя забыть об этой трагедии, нам кажется, что здесь просто нет границы, как не было границы нацистским злодеяниям. Мы вспоминаем этот период как один из самых несчастных в развитии Европы. Мы смотрим на него как на сталинское несчастье. Если мы забудем о нем, то тогда откроем путь повторению несчастий в будущем. В то же время я бы высказал сейчас парадоксальную мысль: в этом несчастье есть и богатство истории. Я уверен, что правда о Катыни послужит будущим фундаментом для примирения между Польшей и Россией.

Возвращаясь к документам, мы бы хотели получить все материалы катыньского дела. Мы получили только 1 /3 из числа всех материалов. Проблема в атмосфере сотрудничества.

Господин Посол, есть ли примерные сроки размещения в Польше военной базы США с элементами противоракетной обороны (ПРО)? Намерена ли Польша учитывать обеспокоенность России при этом?

- Пока нет абсолютно никакого решения относительно данного вопроса. Но он очень важен с точки зрения безопасности Польши. Однако решение по размещению базы с элементами ПРО США будет приниматься на уровне НАТО и всех стран-членов альянса.

Идея этой системы заключается в защите от террористической угрозы, которая в одинаковой степени существует для всех: как для Польши, так и для России. Я надеюсь, что эксперты и политики в России увидят это в более широком контексте. Сегодня террористы обладают инструментами, позволяющими наносить удары по самым различным местам мира. Этому необходимо препятствовать. Одно из средств защиты - система ПРО. Но пока рано говорить о каких-то решениях.

Не могли бы Вы разъяснить ситуацию с изменениями в визовом режиме между Польшей и Россией?

- С 2003 года по настоящее время граждане РФ не нуждались в транзитной польской визе. На сегодняшний день новизна состоит в том, что есть новые документы Европейского союза. Теперь гражданам России дается пять дней для транзита через Польшу, но с условием, что у них будет шенгенская виза. Без действительной шенгенской визы на территорию Польши въехать невозможно. Это чисто технический момент.

Каков график политических контактов Польши и России до конца текущего года?

- Между МИДами двух стран существует план консультаций. Министр иностранных дел Польши Анна Фотыга уже побывала в Москве и передала приглашение российскому главе МИД Сергею Лаврову приехать с ответным визитом. Мы надеемся, что он найдет время, чтобы посетить Польшу. Возможна встреча министров и в третьих странах. Кроме того, А.Фотыга приглашена среди других на мероприятия в Нижнем Новгороде в начале сентября - на международный форум Совета Европы "Диалог культур и межрелигиозное сотрудничество".

Что касается встречи лидеров двух стран, то есть намерение приблизить проведение такой встречи и с одной, и с другой стороны. Однако ее организация зависит от очень многих элементов. Гадать по поводу того, когда она состоится неправильно. Если будет возможность и если встреча будет содержательно подготовлена, так она может произойти.


К списку                                          © Copyright 2006 Www.interfax.ru

www.warsaw.ru