Конец, а, может, начало ("Trybuna", Польша)
06.06.2006

Публикуя свое открытое письмо президенту Путину, я, естественно, ожидал реакции, но не совсем такой. Из Польши я получил всего пару писем: ничего удивительного, катынским делом мы живем уже больше шестидесяти лет, и ничего нового я полякам не сказал. Зато российская реакция превзошла мои ожидания. Также меня удивило то, что эта реакция была недружественной.

Разумеется, это не относится к писателю Анатолию Королеву, который достойно и по-европейски защищает свое отечество, не опускаясь до крика и ругани. Но не думаю, что его вообще нужно было защищать, ведь я вовсе не нападал! Наоборот, я старался быть посредником в атмосфере поныне существующей враждебности между народами и смягчать накал страстей, другое дело - насколько успешно. Возможно, сделать здесь ничего не получится, а мы все так глупы, что все так же будем обвинять и презирать друг друга еще долгие десятилетия и даже века. Я, в любом случае, свой долг поляка, масона и европейца выполнил, думаю, как и Королев. Так что, я отвечаю, скорее, не ему, а не желающей диалога российской интернет-аудитории.

Она забывает об одном. Катынь стала символом, известным всему миру, так же, как Аушвиц, хотя, разумеется, не в таком масштабе. Но 'убивающий одного человека убивает целый мир'. От этого не спасут никакие протесты и попытки умолчать о преступлении. Русские могут пренебрежительно относиться к полякам (хотя пренебрежительное отношение неумно и непорядочно), но можно ли так относиться ко всему миру? Гитлер говорил, что 'ненависть всего мира не может нам помешать', и фатально ошибался. Оговорюсь, что я вовсе не сравниваю критически отозвавшихся обо мне читателей с Гитлером, а говорю лишь о его ошибке.

Я категорически против люстрации, в том числе, в международном масштабе. Я не собираюсь привлекать к ответственности россиян, а тем более, говоря словами Королева, 'упекать весь народ в лагерь'. Я не требую компенсаций и совершенно далек от идеи унизить кого-либо. Однако что-то с этой взаимной враждебностью поляков и русских делать нужно. Раз я сам сумел ее преодолеть, то сумеют и другие. Неужели нам действительно нужно ждать несколько сот лет? Кажется ли это нам удобным, умным и справедливым? Мне - нет.

Королев предлагает забвение. Я уже писал, что здесь сложнее: забвение - палачам, память - жертвам, но в общем-то символы не забываются. Я предлагаю другое решение: объединение всего узлом общей диалектики, общей легенды Европы, общего наследия народов нашего континента. Я написал целую книгу - возможно, первую в мире - об общеевропейском патриотизме, называющуюся 'Легенда Европы' и обращенную также к русским, хотя, разумеется, я не пишу в ней о Катыни. Я хотел бы, чтобы вы ее прочли, может, что-то прояснится. Впрочем, эти два решения вовсе не противоречат друг другу.

Пора заканчивать дискуссию, по крайней мере, на страницах 'Трибуны', потому что редакция уже начинает терять терпение, это ее право. Действительно, она могла бы продолжаться очень долго. Сердечно благодарю Анатолия и всех участников интернет-дискуссии, за то, что они пожелали принять в ней участие. Думаю, что кое-что друг о друге мы узнали, а значит, она стоила того. Несмотря на то, что в этом знании немало горечи. Спасибо.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru