Польская банановая республика ("Wprost", Польша)
07.06.2006

Неужели все наши переговоры с Белым Домом так и заканчивались ничем, а ожидания взаимной симпатии были миражом?

Санта-Клаус на этот раз приехал в Вашингтон летом. В течение нескольких дней мы получили от США серию неслыханных ценных подарков. Один из них - это столь желаемое поляками приглашение в эксклюзивный клуб стран, имеющих с США безвизовый режим. Дело еще не завершено, но уже вызвало множество комментариев и мобилизовало наших соседей на громкие протесты (почему не они?).

Другие подарки не были столь громкими, но от этого стали более ценными. Благодаря тактичной поддержке американских властей мы смогли закончить переговоры, касающиеся строительства газопровода из Норвегии. Подобное произошло и с покупкой акций литовского нефтяного комплекса в Можейках. И в конце-концов те же американцы воспротестовали против строительства газопровода, соединяющего Германию и Россию. Известно, что в рамках саммита G-8 они подготовили для наших соседей, увлекшихся большой трубой, очередные горькие пилюли.

Но бесплатных ланчей не бывает - гласит известное выражение Мильтона Фридмана. Уж если США помогают разрешать ключевые для Польши вопросы, в том числе и энергетические, значит, нам стоит ожидать и предъявления счета. А пока мы находимся в положении банановой республики, которая попала под крылышко империи. Возможно, это и комфортное решение, однако оно вряд ли отвечает нашим амбициям.

Цена опеки

'Я прошу передать руководству польского подполья, что их твердая позиция была соответственно оценена. Прошу сказать им, что у них никогда не будет повода пожалеть о принятом решении отказаться от сотрудничества с врагом, что возрожденная Польша соберет урожай своего героизма и самопожертвования' - писал в августе 1943 года Франклин Д.Рузвельт Яну Карскому, курьеру польского подполья. А год спустя, в ноябре 1944 года, Рузвельт на предложение Артура Блисса Лейна, посла США при польском правительстве в Лондоне, о том, что Америка обязана склонить Россию к уступкам в деле территориальных ожиданий Польши, ответил уже так: 'Вы что хотите, чтобы я втянулся в войну с Россией?'.

Мнения по поводу поведения президента Рузвельта по отношению к Польше обычно носят негативный характер. Противоядием к этому нашему сожалению по поводу его мягкой позиции по отношению к Сталину может послужить благодарность Вудро Вильсону за то, что в провозглашенном в 1918 году плане, касающемся военных целей Америки, он поместил постулат о создании независимого польского государства. Правда, вступая в войну, Вильсон заверил Берлин, что эти планы не относятся к прусским землям. И во время конференции в 1919 году Вильсон поддержал предложение британского премьера Дэвида Ллойд Джорджа о том, чтобы Гданьск остался вольным городом, аргументируя это тем, что 'нельзя же следовать замыслу поляков', а также тем, что Игнацы Падеревский и Роман Дмовский подарили ему исторические карты Европы, на основании которых 'потребовали большую часть глобуса'.

Вера и бизнес

Неужели все наши переговоры с Белым Домом так и заканчивались ничем, а ожидания взаимной симпатии были миражом? Конечно, нет. Но польская романтическая вера в доброжелательность США слишком преувеличена и многократно повлияла на умаление нашего диалога с Вашингтоном. Во время мировых и холодной войн, а особенно после ее окончания, поведение Белого Дома по отношению к Польше всегда было продиктовано американскими политическими интересами. Расчеты на то, что Польша получит статус привилегированного партнера США в качестве признательности за участие в иракской войне, являются лишь следствием - как бы это сказать - своего рода наивного basso continuo, позиции аккомпаниатора в нашей иностранной политике. История должна была нас научить дозированному уважению союзников, и уместности торговли тогда, когда у нас на руках политические козыри.

'Англосаксы по своей природе и традиции являются меркантильной, купеческой культурой' - пишет в своих эссе на тему польско-американских отношений Воислав Милан-Камский. Поляки же выросли в рыцарских традициях и в противоположность деловым американцам, они, по мнению Милана-Камского, беспомощны и даже наивны. Американский публицист Чарльз Краутхаммер подчеркивает, что при общении с американцами необходимо понимание пронизанной бизнес-мышлением политической культуры, в которой ценится уместность постановки конкретных, проработанных предложений. И именно они являются непременным условием sine qua non плодотворных переговоров с администрацией США.

Многие обозреватели политического ландшафта в частном порядке замечали, что Польша не использовала всех переговорных возможностей, которые перед ней открывались с ее вступлением в войну в Ираке. Может, нам не хватило 'меркантильного' подхода, который прекрасно понимают даже такие страны, чуждые цивилизационной западной культуре, как Турция. Нам стоит, наконец, понять, что любая страна, чтобы стать важным партнером в переговорах с США, должна соответствовать одному из условий: быть мощным поставщиком нефти или газа, иметь оружие массового поражения, иметь возможность предоставить военные базы в стратегическом месте (рядом с Ираном или Северной Кореей), быть сверхдержавой или частью важного политического государственного союза. Или хотя бы положить на стол переговоров хорошую оферту, которая имела бы ценность для США в сфере их международной или экономической политики.

Без туза в рукаве

Мы не можем быть объектом американских интересов в качестве владельца энергоресурсов, мы не находимся на перекрестке их стратегии, и мы не сверхдержава. И что дальше? Какую ценность может представлять для Америки близкое сотрудничество с Польшей? Наше правительство, похоже, рассчитывает на роль, которую бы мы могли сыграть в расширении и стабилизации демократии в Восточной Европе - дополнительный стимул к подобным мыслям мог возникнуть после выступления вице-президента США в Вильнюсе. Дик Чейни подверг критике Путина за отход от демократических реформ и использование энергетических ресурсов в качестве инструмента политического шантажа. Стивен Сестанович, эксперт по делам России и Восточной Европы в Совете Международных Отношений, заявил 'Wprost', что насколько выступление вице-президента можно было бы расценить как знак определенных изменений в политике Белого Дома, который совсем недавно относился к России, как к ценному стратегическому союзнику в войне с террором, настолько же нелепым преувеличением было бы придавать этому факту особое значение.

Выступление Чейни нисколько не охладило российско-американских отношений - считает Сестанович. Президент Буш вовсе не намерен реализовывать предложения сенатора МакКейна, призывающего к бойкотированию саммита G-8, хозяином которого в июле должна стать Россия. Гораздо чаще в Вашингтоне говорят о том, что Америка должна рассмотреть возможность прямых переговоров с Ираном. Вполне вероятен расчет на поддержку Москвы в качестве представителя на таких переговорах или даже участника прямых переговоров. В обмен на этот поворот в своей политике США ожидают, что Россия, а за ней и Китай, изменят свои позиции по отношению к существующим санкциям против Тегерана. Ситуация вокруг Ирана во многом стала "водой на мельницу Кремля"; с одной стороны, она взвинчивает цены на энергоносители, повышая прибыли России от экспорта, с другой - делает Москву желанным партнером на заседаниях Совета Безопасности и в проходящих прямых переговорах.

При такой расстановке акцентов во внешней политике США расчет на то, что мы станем для Америки важным маклером демократических ценностей в Восточной Европе, излишне преувеличен. Достаточно вспомнить, что США стараются сохранить свое влияние в Казахстане, Узбекистане и Азербайджане, удачно расположенных стратегически по отношению к Ирану и каспийским нефтяным месторождениям, чтобы увидеть наше геополитическое значение в настоящих пропорциях. Выгоднейшее положение с точки зрения оси американских интересов имеют Болгария и Румыния. Мы же при этой раздаче не получили геополитического туза в рукаве.

Государственные интересы

Обязательства по отношению к Польше, которые брали на себя Вильсон и Рузвельт, можно описывать в пухлых томах. И чем ближе к сердцу лежала новая избирательная кампания, тем более важными становились голоса американцев польского происхождения, тем пламеннее они заверяли о благосклонности к Польше. Но всегда, в конце концов, перевешивали государственные интересы США. Дословно цитируемые политические декларации Вашингтона чреваты ошибками интерпретации. Вот и сегодня расчеты на то, что администрация США будет проводить по отношению к нам политику, вытекающую из 'иракских обязательств' или политику благоприятствования благодаря идеологически близкому, консервативному правительству Польши, является нашей фантазией. Чтобы результативно говорить с американцами, надо приложить большие усилия, чтобы понять их культурные отличия, анатомию политических и законодательных американских процессов, а также жизненные интересов США в международной политике.

Политика, основанная на неопределенных до конца обязательствах и предполагаемой общности в сфере идей - это строительство замков на песке. Дипломатия должна основываться на поиске союза, который с точки зрения Вашингтона сделает нас более ценным партнером, а также на выработке конкретных политических и экономических предложений. Таких, которые американцы могли бы принять во внимание. И только тогда, когда она перестанет быть политикой, односторонне направленной на Америку, и рассчитанной исключительно на ее симпатию.

Партнер для империи

И что мы собираемся ограничить свою роль лишь статусом партнера для США?

- Нет, в той мере, в какой с голосом Польши будут считаться в Европейском Союзе - говорит Януш Бугайский, эксперт по делам Восточной Европы в Центре Стратегических и Международных исследований. - В той мере, как Польша будет укреплять свой голос на форумах ЕС, и это будет проатлантический голос, наши возможности по артикуляции польских интересов будут расти. Построение хороших контактов в рамках Европы и поиск сильных связей с США будут самым большим прогрессом в нашей внешней политике. Хорошие отношения с Америкой сегодня равнозначны поиску сближения с ЕС. Достаточно посмотреть на попытки Белого Дома получить поддержку Германии в конфликте с Ираном, чтобы понять, что как отдельное государство в безопасной Восточной Европе мы не являемся достаточно важным партнером для империи.

США уже не нужны сегодня банановые республики и пассивные союзники. Когда-то к ним принадлежала Южная Корея, долго жившая под зонтиком США, благодаря угрозам с севера, но сегодня она может выражать мнения, отличные от Вашингтона. И это не ослабляет ее звания одного из главных партнеров Америки в регионе. Современный мир слишком сложен, чтобы можно было решить его проблемы в унисон или одним поддакиванием. На банановой корке гораздо легче поскользнуться, чем с ее помощью дойти до цели.


К списку                                                © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru