Суперпродукция Путина ("Wprost", Польша)
29.03.2006

Гжегож Садовский (Grzegorz Sadowski), 29 марта 2006
Сюжет: Россия выбрала Польшу своим врагом

Президент Путин не может смириться с фактом распада СССР, говоря, что это худшее, что могло случиться с Россией. Он быстро восстанавливает влияние, используя националистическую риторику. У него большой козырь - сырье. Атаманы в Беларуси, Узбекистане, Казахстане и Азербайджане получают от него щедрую поддержку. На Украине он вносит раскол в оранжевые ряды. Заключает союз с антидемократическими бунтарями: Китаем и Ираном. Вводит в салоны террористов из Палестины. Его империя вновь укрепляется. Мировые лидеры должны с ним считаться. Путин готовится к саммиту самых богатых. На этот раз - в качестве организатора.

Тихий океан, Гималаи и Европа

'Я не планировал этого вопроса', - сказал Кондолизе Райс развеселившийся министр иностранных дел России Сергей Лавров, когда один из российских журналистов спросил у государственного секретаря США, когда Россия получит согласие на вступление в ВТО. Райс не поняла шутку министра, однако улыбнулась, сделав хорошую мину при плохой игре.

Пресса обычно игнорирует визиты министров иностранных дел в Вашингтон. Каждый год их бывают сотни. Однако, за этим визитом внимательно следили. Перед встречей с Кондолизой Райс Сергей Лавров вел переговоры с лидерами 'Хамас' в Москве. Переговоры ни к чему не привели, но Москва стала одним из важных игроков на Ближнем Востоке. Райс хотела узнать мнение Лаврова. 'Россия, обладающая территориями в Европе и Азии, находится в самом лучшем положении для того, чтобы вести межцивилизационый диалог, гарантирующий равновесие сил в мире', - с гордостью сообщало агентство 'Интерфакс'. Газета Washington Post поместила редакционную статью под заголовком 'Россия возвращается'. Разъясняя читателям, что это за страна, она писала, что это 'Саудовская Аравия с ядерными боеголовками - репрессивная во внутренней политике и экономически слабая, но организующая международную игру сил, благодаря своим ресурсам'.

Через пару недель Владимир Путин был в Срединной империи. Почти сто лет назад советник Николая II Сергей Витте обещал царю, что вскоре 'с берегов Тихого океана и высот Гималаев Россия будет господствовать над делами не только Азии, но и Европы'. Обещание оказалось пророческим. В Пекине Путин решал европейские дела. Российские фирмы подписали несколько контрактов на поставку в Китай нефти и газа. В них не оговаривается, как будет поставляться это сырье, и кто заплатит за строительство трубопроводов. Однако это был сигнал для Европы: у России есть альтернатива - покупатель, который заплатит больше. Теперь Путин может ехать в Брюссель, и ознакомить с этой ситуацией авторов 'зеленой книги' ЕС по энергетике. 'Россия переходит на рыночные цены на газ', - говорил Лавров в Пекине. 'Президент вновь поддержал дипломатическую игру 'Газпрома' - на этот раз даже более глобальную, чем обычно', - писала газета 'Время новостей'.

Славянская весна

Несколькими неделями ранее Владимир Путин посетил Чехию и Венгрию. В Будапеште он извинялся за подавление венгерской революции. 'Не нужно отождествлять Россию с Советским Союзом, но мы все еще чувствуем своего рода моральную ответственность', - заявил он. То же самое он говорил в Праге о вторжении 1968 г. Результат был достигнут: европейская пресса была в восторге. Газета Frankfurter Allgeimeine Zeitung писала о 'славянской весне': 'Чехия и Венгрия видят в России силу в энергетической области, но могут использовать ее и во внешней политике в качестве тихого резерва против излишних амбиций своих соседей - Польши и Германии'.

На самом деле, задача Путина заключалась в создании раскола между европейскими соседями. Извинений за оккупацию и аннексию многие годы безуспешно добиваются Литва, Латвия и Эстония. В отличие от Венгрии и Чехии, эти государства открыто критикуют российскую политику. Через несколько дней после визита Путина в Чехию кое-что перепало и Польше. Российская военная прокуратура заявила, что преступление в Катыни не является сталинским. Несмотря на то, что на приказе о расстреле видна подпись Сталина! 'Москва начала процесс налаживания отношений с Венгрией и Австрией, а также Чехией и Словакией, и вскоре за скобками останутся Польша и три балтийских государства', - говорит литовский политолог и историк Чесловас Лауринавичюс.

Несколько дней спустя оказалось, что визиты в Центральную Европу имеют двойное дно. Немецкий концерн EON (крупнейший европейский союзник 'Газпрома') предложил 'Газпрому' свои венгерские активы (MOL) взамен на участие в разработке Южнорусского месторождения в Западной Сибири. Возможно, Путин поехал, чтобы проинформировать об этом венгерские власти. Это разъяснила 'Независимая газета': 'Президент России объяснил Венгрии и Чехии, как они должны вести себя в отношении России'.

Империя на газе

Где Путин - там и 'Газпром'. Российская империя - империя 'Газпрома'. Этот концерн уже присутствует в 25 странах Европы. По своей рыночной ценности он занимает двенадцатое место в мире. Он мастерски создает фирмы, позволяющие ему спрятаться за новой вывеской и усилить свою позицию на рынке (пример: 'РосУкрЭнерго'). Такие фирмы позволяют переводить наличные в карманы тех, кто имеет любое, не только политическое влияние.

'Газпром' - это орудие Кремля, - говорит Алексей Арбатов, член Российской Академии наук, бывший депутат Думы от партии 'Яблоко'. - Россия сделала выводы из исторического опыта. Сегодняшняя империя уже не расширяет свои владения, так как это увеличивает слабость. Россия сегодня ставит других в зависимость от себя', - объясняет он. Так было в случае Узбекистана - взамен на контроль над запасами газа и транзитом сырья Москва гарантировала неприкосновенность президенту республики Исламу Каримову. На основании подобной договоренности Казахстан предоставил 'Газпрому' доступ к транспортным и транзитным средствам, а Туркменистан на 25 лет отдал свои экспортные излишки. Благодаря этому, 'Газпром' контролирует поставки газа из Средней Азии и следит за тем, кто будет его конечным получателем.

Дмитрий Тренин, заместитель директора Центра Карнеги, называет это 'соответствующим окружением'. Россия, для того, чтобы развиваться, должна оказывать влияние на то, что происходит у соседей. 'И это не означает, что таким образом Москва поддерживает исключительно диктаторов, - объясняет он. Если бы она могла, то от некоторых давно бы уже избавилась. Лукашенко препятствует более быстрой интеграции России с Беларусью, которую Милинкевич вообще бы остановил. Каримов до недавних пор сотрудничал с США. Туркменбаша [так в тексте - прим. пер.] замкнут и непредсказуем. России нужны стабильные партнеры, а таковыми она считает бывших коммунистических функционеров'.

Глеб Павловский, политический стратег Кремля и советник Путина, называет это попроще: 'поддержкой консервативных властей'. В опубликованном в начале года эссе 'Почему Россия должна быть сильной' министр обороны Сергей Иванов заявил о праве России на 'вмешательство в дела стран СНГ', если 'возникнут внутренние и внешние угрозы'. Эта стратегия была названа строительством многополюсного мира.

Игра самолюбия

Важнее вопроса о том, почему Россия намерена укрепляться, вопрос о средствах, которыми она собирается этого достичь. Однако этого Иванов не объясняет. А сомнений масса. Население России исчезает на глазах. Средняя продолжительность жизни мужчин не превышает 57 лет, а население ежегодно сокращается почти на 800 000 человек. Россию сложно признать современной экономической державой - ее ВВП меньше голландского. Наступление Путина на гражданское общество, ренационализация ключевых отраслей промышленности, неспособность решить чеченский конфликт политическими методами - все это, по мнению экспертов, лишает Россию шансов на то, чтобы в будущем играть более значимую роль. Тем более, что многие страны (например, Швеция и США) намерены освободиться от ископаемого топлива, подорвав, тем самым, основные принципы строительства будущей 'либеральной империи'.

Кроме того, Россия в своих дипломатических инициативах терпит одно поражение за другим: встреча с лидерами 'Хамас' окончилась ничем, переговоры с Тегераном оказались для Москвы холодным душем, а сеять раздоры в Европе нельзя до бесконечности. Однако, речь идет не о реальных возможностях влияния. Важно создать впечатление, что Россия - это империя, решающая судьбы мира. По сути дела, Россия - первая виртуальная империя медиа-эры. В своей внешней политике Кремль создает видимость движений и напрягает мышцы, в связи с чем многим лидерам и наблюдателям кажется, что они имеют дело с сильным игроком.

Глеб Павловский так говорит об этом: в политике существует понятие игрока, который не является ни пешкой, ни королем, но зато устанавливает правила игры. 'Россия садится за любой стол, неважно, с кем. Важно, чтобы ставка была высокой', - это мнение Майкла Макфола (Michael McFaul) из Института Гувера. Проблема в том, что Запад сам создал виртуальную империю. В 1997 г., с расчетом на то, что Россия станет более цивилизованной, ее приняли в клуб G-7, несмотря на отсутствие к этому экономических предпосылок. Однако, вместо модернизации государства, Россия начала движение вспять, укрепляя вместе с тем свой имперский имидж. Это оказалось настолько эффективным, что сегодня для многих западных политиков вопрос об исключении России из G-8 - тема-табу.

Для Кремля эта имперская игра имеет и внутреннее измерение - благодаря ей россияне имеют причины для гордости и консолидируются. Их уважают за то, чем они владеют - советским ядерным наследством и - как сказал Владимир Путин - 'энергетическими ресурсами христианства'. Саммит G-8 в Санкт-Петербурге удовлетворит это самолюбие. Путин покажет миру, сколь сильна Россия, которая, если нужно, проявит свою власть даже над плохой погодой.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru