Президент Польши «строит» Европу
09.03.2006


Визит в Берлин для Леха Качиньского — первый после избрания на пост президента Польской республики. Отношения Польши и Германии складывались в последние месяцы далеко не лучшим образом: на пути их развития оказались сразу два камня преткновения.
Во-первых, это поддержанное Евросоюзом намерение ФРГ построить в Берлине Центр изгнанников, где были бы собраны сведения о так называемых силезских немцах, депортированных после Второй Мировой войны из Польши в Германию. Еще будучи мэром Варшавы, Лех Качиньский весьма резко высказывался на эту тему и даже пригрозил, что в случае старта проекта потребует от немцев многомиллиардных компенсаций за ущерб, нанесенный во время войны Варшаве.

Во-вторых, поляки до сих пор возмущаются известным российско-немецким договором о прокладке по дну Балтийского моря Североевропейского газопровода. Польша, как крупнейшая транзитная страна на пути российского газа в Европу, по-прежнему расценивает это строительство как попытку залезть к ней в карман. Собственно, в большой степени именно обещанием не допустить «сближения Германии с Россией через голову Польши» Качиньский заручился поддержкой большинства польских избирателей и стал президентом.

Во время своего зимнего блиц-визита в Варшаву Ангела Меркель смогла несколько залатать дыры в польско-немецких отношениях, но работы в этом направлении еще — непочатый край.

Сам Лех Качиньский никаких примирительных заявлений не делал. Напротив, незадолго до того, как отправиться в Берлин, он обрушился с критикой на всех и вся: на Германию, на Евросоюз, на Россию и даже осмелился слегка «пнуть» США — впрочем, не за какие-нибудь ошибки, а за «недостаточную решительность» в проведении демократизации Ирака и Афганистана. Остальным же досталось по первое число.

Польский президент возмущен попытками руководства ФРГ и некоторых других стран ЕС реанимировать Конституцию Евросоюза. В интервью ведущей немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung он заявил: «Тот, кто всерьез относится к демократии, должен признать, что народы Франции и Нидерландов отвергли Евроконституцию. Если мы сегодня становимся свидетелями различных маневров, предпринимаемых с целью продолжения этого проекта вопреки демократическому выбору французов и голландцев, то завтра мы можем наблюдать провал проекта Европы».

Впрочем, против тезиса о том, что Европа нуждается в реформах, польский президент никоим образом не возражает. По его мнению, «возможно, Евросоюзу и в самом деле требуется новый основополагающий договор, однако при его создании нужно начинать с нуля». Действующая в данный момент договоренность более не является актуальной. Она привела к тому, что Евросоюз выродился в «полуфедеративную бюрократическую структуру», а это, по словам Качиньского — не та Европа, в которую стремились поляки. Кроме того, считает он, ввиду противоречий между странами внутри ЕС не стоило бы говорить о введении поста министра иностранных дел Евросоюза или вообще какой-либо общей внешнеполитической структуры ЕС.

О том, как должен выглядеть этот «новый основополагающий договор», Лех Качиньский предпочитает не распространяться. Из его высказываний можно лишь предположить, что ничего нового он не придумал, а всего лишь предлагает вернуться к договоренностям, подписанным в Ницце, так как они подразумевают гораздо большее политическое влияние Польши в рамках ЕС.

В самом деле, новую идею президент Польши высказал чуть раньше и теперь всеми силами старается ее осуществить, а именно — добиться подписания странами ЕС и НАТО пакта об энергетической безопасности (этот еще несуществующий пакт журналисты уже успели прозвать «газовым НАТО»). Документ должен предотвратить возможные попытки России оказывать давление на отдельные страны с помощью угроз прекращения поставок газа. Видимо, строительство Североевропейского газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря по-прежнему остается для поляков весьма серьезной проблемой.

Попытки министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера смягчить задор шляхетного пана пока что терпят неудачу: руководитель немецкого внешнеполитического ведомства предложил, чтобы эта гипотетическая организация в своей деятельности ориентировалась на правила и установки ОБСЕ, однако данная структура кажется польскому президенту слишком мягкой и вообще нежизнеспособной. «Любая попытка привязать столь серьезную проблему, как энергетическая безопасность континента, к организации, подобной ОБСЕ, вызовет бесконечные дискуссии и обречена на провал», — убежден он.

Впрочем, с ОБСЕ у поляков любовь не складывается уже давно. После развала Варшавского пакта Европа сделала попытку заинтересовать Польшу в активном участии в этой организации вместо НАТО. «К счастью, — вспоминает Качиньский, — мы очень быстро сообразили тогда, что это просто иллюзия». Прежде всего, его не устраивает озвученная Штайнмайером возможность привлечь к подобному пакту Россию. «Россия остается для нас важнейшим партнером уже хотя бы из-за своих ресурсов. Однако российское руководство использует эти Богом дарованные богатства не только в экономическом плане, не только для получения прибыли. Всякому видно, что энергетические возможности России используются далеко не только в экономических целях», — заявил он.

Польские планы создания «энергетического НАТО» в Германии поддержки не нашли. Выводы, сделанные немцами из «газовой войны» между Россией и Украиной, оказались прямо противоположными тем, которые сделали поляки. По мнению руководства Германии, которое озвучил министр иностранных дел ФРГ, «Россия была и остается для Германии достойным доверия, испытанным десятилетиями партнером», а кооперация в деле обеспечения энергетической безопасности «не должна быть направлена против кого бы то ни было». Кроме того, Германия обратила внимание на существенный системный изъян в проекте Качиньского: предложенная им организация следует принципам НАТО, в котором США всегда играли роль своего рода «несущей конструкции» в обеспечении безопасности. В случае же с Европой не ясно, кто может взять на себя эту роль. Ресурсы всех европейских стран ограничены, и если вдруг в самом деле придется поддерживать кого-то, то можно спокойно ставить сто евро против двух злотых, что это будет именно Польша, которой остальные страны-участники «энергетического НАТО» должны будут из солидарности отдавать собственные газ и нефть. Так что предложение Польши «все поделить» оказалось для Германии неприемлемым.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.rosbalt.ru

www.warsaw.ru