Ястржембский: Ткань взаимоотношений России и Польши все же жива
21.02.2006

Первый жест со стороны России

- Встречу Сергея Ястржембского, советника президента России Владимира Путина, с президентом Польши Лехом Качиньским можно назвать исторической. – Так оценил результаты этой встречи, состоявшейся в понедельник, секретарь Канцелярии Президента Польши Анджей Кравчук. – Обе стороны выразили решительное желание потепления польско-российских отношений, был начат почти прямой диалог между двумя президентами. «Gazeta Wyborcza» в свою очередь поместила на своих страницах интервью Марчина Босацкого и Марчина Войцеховского с Сергеем Ястржембским.

«GW»: Можно ли сказать, что Вашим визитом начинается новый этап в польско-российских отношениях?

Сергей Ястржембский: Было бы нескромно говорить, что мы открываем новый этап, тем более, что в Варшаве я нахожусь всего один день. Это в советские времена все было переломным и эпохальным. Визит происходит по инициативе польской стороны, мы хотим начать диалог о том, как выйти из застоя, в который погрузились польско-российские отношения.

- Прошлый год выдался необычайно трудным для этих отношений. Некоторые даже называли его «ледниковым периодом». Происходил нелицеприятный обмен высказываний между нашими президентами, избиения детей российских дипломатов в Польше и польских дипломатов и журналиста в Москве. Остался ли этот период уже позади?

- Если говорить о «ледниковом периоде», то это, конечно, преувеличение, журналистская метафора. В прошлом году наши президенты – польскую сторону тогда представлял еще Александр Кващневский – встречались дважды: в Кракове и в Москве.

А за все время правления Владимира Путина таких встреч было десять. Это неплохой результат, которого были бы не прочь достичь и многие европейские государства. С точки зрения экономического сотрудничества Польша занимает в России восьмое место. Проблемы есть, но нельзя все рисовать исключительно белой или черной краской.

- Но Вы прекрасно знаете, что президент Кващневский гораздо чаще ездил в Россию, чем президент Путин в Польшу.

- В политике статистика временами только мешает. Гораздо важнее уровень доверия, атмосфера между руководителями, странами, элитами. Поэтому я считаю, что количество визитов не имеет значения.

- Что бы Вы сказали людям, которые твердят, что интересы наших стран противоположны и поэтому тесного сотрудничества быть не может?

- Это неправда, так как торговый оборот между Польшей и Россией ежегодно составляет 12 млрд долларов. И это как раз свидетельствует о большой близости интересов. Большую роль Польша играет и в вопросе калининградского региона.

Наши интеллектуалы с удовольствием посещают друг друга. Кончаловский в Варшаве ставит Шекспира, Вайда в Москве Достоевского. Занусси недавно снял фильм, сюжет которого касается польско-российских дипломатических отношений. Я сам не столь давно смотрел по нашему телевидению «Потоп» с Ольбрыхским.

Ткань наших взаимоотношений все же жива. Поэтому считаю, что вопрос был некорректно поставлен.

Европейский Союз – стратегический партнер России, а Польша является органичной частью ЕС. Существуют проблемы, которые зачастую имеют корни в трагическом прошлом, но также существуют и способы их разрешения. Возьмем хотя бы историю французско-немецких взаимоотношений, которые были ничуть не более солнечными, чем польско-российские. Однако обеим этим странам удалось победить свое прошлое. И мы двинемся по тому же пути. Ведь мы ничем не хуже.

- Да, но как это сделать на практике? Мы часто слышали предложения со стороны российских политиков, чтобы совершенно забыть об истории.

- О прошлом забывать не стоит, хотя бы для того, чтобы не повторять тех же ошибок. Пусть историки исследуют прошлое, дискутируют, пишут книги. Все шире раскрываются двери архивов. И нет ничего дурного в том, что у историков существуют разные мнения по одному и тому же вопросу.

Но с другой стороны, как говорит Жак Ширак, нельзя постоянно смотреть в зеркало заднего вида, потому что это грозит катастрофой. Мы составим программу польско-российских отношений, целью которой будет создание новой, доброй атмосферы.

- Однако президенту Кващневскому это не удалось, хотя он прекрасно говорит по-русски и знает Россию. Какие у вас сложились впечатления после первой встречи с президентом Качиньским?

- Я не буду давать оценок президентам Польши. Считаю, что президент Кващневский также был успешен в отношениях с Россией.

С президентом Качиньским я разговаривал не более часа. Первое впечатление такое, что он хочет открыть новую страницу в наших отношениях, чтобы они ничем не уступали отношениям Москвы с Берлином, Парижем или Римом. Нас это только радует.

- Почему же тогда Россия строит Северный Газопровод, минуя нашу страну? Ведь это не служит строительству доверия между Варшавой и Москвой.

- Признаюсь, что столь эмоциональная реакция Польши стала для нас поводом для беспокойства. Но наш подход исключительно прагматичен. Мы хотим построить нитку газопровода, которая будет проходить за пределами стран, создающих проблемы с транзитом газа в Европу, стран, которые незаконно изымают газ.

- Но ведь это не Польша? Вы говорите о Беларуси и Украине?

- Да вы берете ровно столько, за сколько платите. Но есть страна, которая забирает газа больше, чем платит. Мы не хотим от этого зависеть, и как поставщики имеем право на поиск более дешевых способов доставки нашего сырья до потребителя.

Этот проект повысит уровень энергетической безопасности всей Европы, в том числе и Польши. Если появятся какие-либо проблемы с транзитом через территорию наших соседей, то Польша сможет получать газ через Германию. В этом проекте не кроется никаких козней против Польши.

- Но мы уже два раза почувствовали падение поставок российского газа. Первый раз, когда два года назад Россия перекрыла вентиль для Беларуси, а второй раз в начале этого года, когда газ перестал поступать на Украину.

- И для нас это очередной аргумент в пользу строительства Северного Газопровода.

- Как Россия определяет свое место около объединенной Европы? Как партнер? Как будущий участник ЕС? Конкурент? Равнодушный наблюдатель?

- Ну, уж последняя роль нам точно не подходит. Такое государство как Россия не может стоять в стороне от того, что происходит в Европе и мире. В какой-то мере мы конкуренты. Возьмем хотя бы область торговли оружием или строительство атомных электростанций.

Россияне считают себя европейцами, но предпочли бы играть самостоятельно. Европейский Союз в то же время является нашим главным торговым партнером и главным инвестором в нашей стране.

- А разве Беларусь не является помехой в развитии отношений с ЕС? Недавно в Беларусь не был допущен журналист нашей газеты, там нарушаются права человека. Как это совместить с общими европейскими ценностями? Москва могла бы иметь большее влияние на Беларусь.

- Во-первых, стоит жить в дружбе и не пытаться решать за белорусов, что для них хорошо, а что плохо. Пусть сами сделают свой выбор, и если не сегодня, то завтра или послезавтра. Но не будем им навязывать, что они должны выбрать.

- Считаете ли Вы, что президентские выборы в Белоруси будут демократическими?

- Выборы еще не состоялись. У каждой европейской страны есть собственное понятие демократии. Во Франции или США путь к этому длился около 200 лет. Почему же мы должны навязывать кому бы то ни было демократическую модель в сроки жизни одного поколения, или вообще сразу, только потому что это нравится Вашингтону или Парижу. Давайте решать проблемы Беларуси с самими белорусами, а не за их спиной.


К списку                                          © Copyright 2006 Www.blotter.ru

www.warsaw.ru