Каждый камень - шпион ("Wprost", Польша)
15.02.2006

Страх перед обвинением в шпионаже - это как дополнительный ген в российских хромосомах

Шпионов в Россию понаслали столько, что недавний скандал с английским искусственным камнем, принимающим и передающим шпионскую информацию, воспринимается не как великая сенсация, а скорее как любопытный факт из области электроники. Только в декабре 2005 г., тогда, когда видеокамеры московской централи Федеральной Службы Безопасности (наследницы КГБ) фиксировали кадры с четырьмя британскими шпионами, в Петербурге был арестован другой шпион, документирующий тайны Военно-морского флота, а в расположенном на расстоянии тысяч километров от этого места Хабаровске, местное отделение ФСБ докладывало об обнаружении сорока шпионов.

Годом раньше, тот самый отдел тоже докладывал о поимке сорока шпионов. Какая стабильность на поле битвы за интересы Родины! Значительное количество задержанных - это шпионы-недотепы, типа 'научных работников, имевших при себе аппаратуру двойного назначения, и пробовавших получить информацию о стратегических объектах'. Шпион, пойманный в Петербургской кораблестроительной фирме, был настолько примитивным, что собранную документацию выслал в Таллин в Эстонии рейсовым автобусом, прямо в руки патруля (так в тексте - прим. пер.) ФСБ, контролирующего такие рейсы.

Бдительный - как чекист

Времена перестройки и 'раннего' Ельцина, времена развала империи, приватизации гигантов алюминиевой, нефтяной, золотой и алмазной промышленности, времена, когда коммунистическая Россия делала первые шаги в сторону демократии - как-то не очень интересовали иностранные разведки. Правда, периодически возникали шпионские скандалы, но скорее это все использовалось как инструмент внешней заграничной политики, и страх перед обвинением в шпионаже не парализовывал тогда ни простого россиянина, ни иностранца.

Высокопоставленный сотрудник ФСБ (инкогнито) объяснил нам это тем, что 'тогда для ЦРУ все было ясно и на виду'. То есть - тогдашние хозяева Кремля не хранили государственной тайны. 'Только в конце 90-х годов Россия занялась охраной своих государственных интересов,' - утверждал этот сотрудник. 'Интерес администраций США и Великобритании к нашему будущему, принудил российские спецслужбы к активной деятельности'. 'Охрана государственных интересов' в полном объеме началась в июле 1998г., когда у руля ФСБ встал Владимир Путин, который согласно российскому законодательству - остался там до сего времени

(так в тексте - прим. пер.).

Вскоре, руководством к действию для всех дипломатов стал доклад Путина, зачитанный им 19 апреля 2000г. в Думе, из которого следовало, что даже 'министр иностранных дел, поддерживающий с представителями иностранных государств контакты, которые не входят в его профессиональные обязанности, будет привлечен к ответственности предусмотренной уголовным кодексом'. Особы, занимающиеся наукой, в этом докладе были обвинены в том, что имеют подозрительные заграничные контакты. Годом позже, в мае 2001 г., появилась инструкция, которая накладывала на научные учреждения обязанность сообщать 'соответствующим инстанциям' обо всех контактах их работников с иностранцами. И, конечно же, никакой роли здесь не играет то, что в Конституции России, а так же в ее уголовном кодексе не существует запретов на контакты граждан с иностранцами, а подписанные Россией договоры о сотрудничестве в области науки - такие контакты даже рекомендуют.

Вскоре посыпались один за другим аресты дипломатов и ученых. В июле 1998 г. за решеткой оказался Валентин Моисеев, вице-директор Департамента Азии МИД, обвиненный в шпионаже в пользу Южной Кореи. В июле 1999 г. - Владимир Щуров (приговор - 4 года исправительной колонии), первый из списка ученых-шпионов из Института Океанологии Российской Академии Наук (РАН) из Владивостока. Следующими были профессоры Владимир Сойфер и Юрий Хворостов. Сразу за ними - 35-летний Игорь Сутягин, доктор исторических наук, физик, заведующий Отделом Исследований Военно-Политического Института США и Канады РАН, который был осужден к 15 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Далее: 73-х летний Анатолий Бабкин, профессор Московского Университета (8 лет лишения свободы условно, с лишением всех званий и профессорских привилегий), Валентин Данилов, выдающийся физик, который сумел продлить существование космической станции Мир (13 лет колонии строгого режима), затем Валерий Ковальчук, челябинский изобретатель, создавший патроны, предназначенные для бесшумной стрельбы ...

В России есть большое количество засекреченных документов, в том числе карты масштаба 1:2500. Иностранцы не должны иметь к ним доступ. В октябре 2005 г. Управление ФСБ по Западной Сибири распорядилось приостановить работу российско-английского совместного нефтяного предприятия TNK WR, а поводом к этому послужило 'нарушение государственной тайны'. Там, где директором является иностранец, необходимо постоянное присутствие сотрудника ФСБ, ответственного за допуск к государственным секретам. В противном случае - иностранец будет обвинен в шпионаже.

Последняя 'грибная пора' на шпионов, отправила в тюрьмы и колонии профессора Игоря Решетина, вместе с его сотрудниками, обвиненными в передаче технологий Китаю, а так же профессора Оскара Кайбышева, физика из Уфы (Башкирия), выдающегося специалиста в области конструкций металлов, многолетнее легальное сотрудничество с Южной Кореей которого неожиданно оказалось разглашением государственной тайны.

Трудно поверить в то, что все эти дела имеют один общий недостаток - абсолютное отсутствие правовых оснований для выдвинутых обвинений. Как и в то, что все эти обвинения рождены всего лишь в нескольких кабинетах на Лубянке, главной резиденции ФСБ. Интересен факт, что те самые эксперты, которые выступали в деле проф. Бабкина в качестве специалистов в области гидродинамики, в деле проф. Данилова выступили уже в качестве специалистов в области плазменной физики. Удивительно также то, что 'секреты', которые мог раскрыть Владимир Щуров, касались открытий 40-летней давности, как удивительно и то, что Валентина Моисеева, который некоторое время работал первым секретарем посольства РФ в Сеуле, обвинили в том, что он имел на руках документы, непосредственно связанные с его работой. В свою очередь Сутягин - автор общедоступной книги 'Стратегические ядерные вооружения России', отвечает теперь за предоставление фрагментов этой книги специалистам из США. А с материалов, которые 'шпион' Данилов передал якобы китайцам - гриф 'секретно' снят еще в начале 90-х годов. Трудно поэтому поверить в то, что под категорию шпиона не может попасть каждый.

Бессмертный шпион

'Шпионы' - эта никогда не подводящая опора Кремля, появились в России почти сразу после Октябрьской революции. Миллионы заключенных создавали промышленную мощь России. Страх, сохранившийся с тех лет, лет страшного террора, когда обвиненный в шпионаже невинный человек замерзал где-то в районе Белого моря, существует как дополнительный ген в российских хромосомах, ген, передаваемый из поколения в поколение, который действует независимо от сознания человека. И держит в своих оковах. Парализует. Потому что людьми, парализованными страхом легче править. Россиянин знает о том, что перед тем, как попасть в зал судебных заседаний - он попадет в отделение милиции. Он может оттуда выйти целым и невредимым, но может выйти и с отбитыми почками и легкими или с переломанными конечностями. Все зависит от фантазии проводящего допрос. Следователь может, например, превратить несчастного в 'ласточку', с помощью подвешивания его с руками, загнутыми назад, под потолком; может подключить к его языку ток; надеть противогаз и перекрыть доступ воздуха (пытка, называемая 'слоник'); или, совсем уже без фантазии, бить большой пластмассовой бутылкой с водой, после которой не остается следов побоев. Признание подозреваемого - это корона всех доказательств. Это высказывание кровавого прокурора сталинских времен Андрея Вышинского - актуально и в нынешние времена.

В отношении известных 'шпионов' использовались методы более изысканные. Профессор Кайбышев был вынужден знакомиться с материалами своего дела (конечно же засекреченными) в помещении, где хранилось в то время 400 кг марихуаны. Результат этого - отек легких и тяжелое состояние больного. Профессор Щуров, в свою очередь, нашел в своем доме повешенного кем-то сына. Гражданину Российской Федерации хорошо известно, что суды в этой стране осуждают почти каждого, кто предстанет перед ними. Оправдательный приговор это большая редкость - 5 случаев на 1000. Даже во времена Сталина этот показатель был намного выше. Сегодня каждый может оказаться в числе 763 тыс. заключенных (это второе место в мире по их количеству) в 133 тюрьмах, 195 следственных изоляторах и 822 колониях, в которых на содержание одного заключенного государство выделяет меньше одного доллара на 1 день. Где камеры настолько переполнены, что заключенные спят стоя; где в полах гнездятся различные насекомые-паразиты, где не хватает воздуха, где вместо еды подают помои и где свирепствует неизлечимая туберкулезная палочка.

Мнимая супердержава - в круговой обороне.

Охота на 'шпионов' имеет также и другие преимущества - это своеобразная ржавая лопата, сохранившаяся со времен "холодной войны", которой роются в нынешнее время окопы предназначенные для совместной обороны. Чувство того, что целый мир нападает на Россию очень хорошо воспринимается и подходит бедным (ок. 40 процентов россиян живет ниже уровня черты бедности) и униженным (трудно ведь без унижения перенести факт того, что еще в недавнем прошлом супердержава - находится сейчас на 73 месте по развитию технологии, где-то между Венесуэлой и Колумбией).

Председатель Московской Хельсинской Группы Людмила Алексеева, заявила после начала очередного шпионского дела о том, что ФСБ делает это все 'исключительно для собственной пользы, с помощью этих действий добывая очередные должности и награды' (имеющие в России очень большое значение в финансовом плане и дающие привилегии их обладателям). Теперь Алексеева на собственной шкуре убедится в том, чего перед этим старалась не замечать - ФСБ в первую очередь ловит шпионов по приказу сверху, а уже потом - для собственной пользы. Именно фамилия Алексеевой, патриарха российских диссидентов, сегодня упоминается в связи с раскрытым с помощью 'говорящего камня' английским шпионом. Это ее организация, благодаря его подписи ' финансировалась из-за границы'. Это Алексеева, перед этим защищающая других - теперь защищает себя, пробуя доказать, что финансирование ее организации осуществлялось легальными грантами, находящимися под контролем российских чиновников.

Страх, который напал на общественные неправительственные организации после 26 мая 2004 г., имел под собой основание. Президент в своей речи, произнесенной тогда в Федеральном Собрании, занялся общественными организациями, утверждая, что ' многие из них на первое место в своем существовании ставят финансирование их крупными заграничными фондами', что не осуждают они факты нарушения прав человека за границей, потому что ' не хотят кусать руку их кормящую'. От такого утверждения до обвинения в шпионаже - меньше одного шага.

Действия Путина - это прекрасно смазанные механизмы чудовищного бульдозера, выкорчевывающего невысокие ростки российской демократии: свободу слова (все телевидение находится сейчас под плотным контролем Кремля), свободу собраний (в 2004 г. президентские декреты ограничили право организации демонстраций и возможность проведения референдумов); право избрания местных властей (смотри: декрет с сентября 2004 г. о назначении президентом губернаторов); многопартийность (один из первых законов, изданных Путиным - закон о партиях - так затрудняет их создание и существование, что удержаться на плаву может только одна - пропрезидентская партия). Сопротивлялись этим инициативам только общественные организации по правам человека. Состоящие, как теперь оказалось, из одних шпионов. И становится ясно, что доживают они теперь свои последние спокойные дни. Вскоре правда о России исчезнет за железным занавесом кремлевской пропаганды.


К списку                                             © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru