Тверской след на польской банкноте
03.02.2006

«Да, Ягеллонов помнят и чтят в Польше. Но и в Польше редко кто знает, что доброчтимый король Владислав II, он же Великий князь Литовский Ягайло является правнуком по прямой линии (прямее не бывает!) Великого князя всея Руси Михаила Ярославича Тверского. Так уж причудливо переплелись династические ветви в большом европейском древе.

Матерью короля Ягайло была тверская княжна Иулиания Александровна, дочь Александра Михайловича Тверского и внучка Михаила Ярославича Тверского. Общеизвестно, что князь Александр и его юный сын Федор (брат Иулиании) через двадцать лет после гибели своего отца и деда также приняли мученическую смерть в Орде».

С этого начинался рождественский репортаж нашего корреспондента из Польши, опубликованный в №2 (437) от 20 января с.г. Предлагаем вашему вниманию продолжение.

Куда ехать в Варшаве? Конечно, на Старо Място (Старое Место, исторический центр города) и на Маршалковскую, где сосредоточены крупнейшие торговые комплексы польской столицы. Поляки говорят: если хочешь узнать, что носят в этом сезоне, и будут носить в следующем – пройдись по Маршалковской. Но это лучше сделать с утра. Зимний световой день, к сожалению, короток, а на ночь дешевле будет подыскать ночлег в небольшом варшавском отеле, а то и вовсе в пригороде. Это в Польше, не проблема: двухместный номер с душем, телевизором и холодильником обойдется в среднем в 80-150 злотых в сутки (800-1500 руб.). Кстати, на польских трассах построены в последние годы неплохие комплексы, включающие в себя заправку, магазин, кафе и мотель – современно, удобно и необременительно для кошелька. Еще один совет: кончились времена, когда для поездок в Польшу запасались наличными долларами в мелких купюрах. Возьмите лучше в дорогу банковские карты Visa или Master Card, они обналичиваются везде, в том числе на
крупных заправках.


Еще Польска не сгинела?


…С утра едем в центр Варшавы. «Пробок» в их московском понимании нет. Но с парковкой, как и в Москве, проблема. Лучший способ ее решить – извечная русская наглость. Главное, чтобы муниципальной полиции рядом не оказалось, иначе штраф обеспечен. А вот у «Старого Мяста» стоянка платная – 2 злотых в час, оплата через автомат. Но какой русский откажет себе в удовольствии «кинуть» автомат, и за 2 злотых устроить паркинг часа на 2-3. Ведь за это время нужно «отметиться» у символа столицы - «Сиренки» (Сирены), с мечом в руках защищающей варшавян (мечь, кстати, чисто русско-татарского происхождения и называется «елмань»). Стоит памятник на рыночной площади, возле него всегда много купающихся в воде голубей. А после наступает время заглянуть в какую-нибудь кофейню, чтобы отведать знаменитых варшавских пирожных.

В кафе вы увидите непривычную для России картинку: за одним столиком студент с конспектами и карманным ноутбуком, за другим древние старушки, зашедшие по привычке попить кофе и посудачить. В сверточке бабули приносят какую-то домашнюю снедь: видимо, так дешевле… И это в Варшаве в порядке вещей.

Потом надо обязательно побродить по центральным улицам, заглянуть во все костелы, благо их здесь десятки, сфотографироваться у памятников выдающимся полякам - Мицкевичу, Копернику, Понятовскому или автору «Ляльки» («Кукла») Болеславу Прусу. При желании можно сфотографироваться возле маршала Пилсудского, который, как известно, бил «русского поляка» Тухачевского, за что в СССР, а соответственно, и в социалистической ПНР его на дух не переносили. Зато теперь памятники Пилсудскому стоят в Польше на каждом углу, а названным в его честь улицам и площадям числа нет... Да и князь Юзеф Понятовский - один из славных наполеоновских маршалов, участвовавший в войне с Россией и погибший в «Битве народов» под Лейпцигом, - восседает сегодня на бронзовом коне не где-нибудь, а перед президентским дворцом. Смена ориентиров произошла в Польше очень осязаемо. В центре Варшавы – рекламная растяжка: приглашают на рождественский костюмированный бал в честь славной исторической дружбы Польши и Франции, вход платный, вас встретят пани Валевская (польская подружка Бонапарта) и его любимый маршал. Раньше в Варшаве все больше приглашали на совместные советско-польские выставки.

На Маршалковской, рядом со стеклянными офисами скандинавов и прочих международных компаний, одиноко торчит «небоскреб» социалистической эпохи, родной брат-близнец московских высоток. Это дар СССР послевоенной разрушенной Варшаве. Сейчас здесь Культурный центр. В последнее время в Польше активно раздавались голоса: снести этот памятник тоталитаризма! Но, подумав, оставили. Здание, действительно, красивое и в архитектурном смысле - интересное. Мне даже кажется, что близлежащие стеклянные монстры уйдут в небытие быстрее. На Маршалковской можно купить все. Например, я впервые в жизни увидел там «русскую икру» - черную (не путать с синтетической белковой), из мяса океанических рыб. А вы такое чудо когда-нибудь видели? И цена соответствующая – 4 или 5 злотых за баночку. Продавали это русское ноу-хау, конечно же, братья-украинцы.

Как относятся поляки к русским? Любить им нас особенно не за что. После крепкого ягеллонского правления (опять же спасибо Михаилу Ярославичу - его кровь!) в Польше начался «раздрай», затем обескровившая страну война со шведами, потом царь Петр помог полякам обуздать шведов. Правда, после медвежьей услуги русского соседа польской независимости и вовсе стал приходить конец. Польшу погубило пристрастие к демократии и шляхетской вольности. Короля по традиции избирали сеймом (парламентом) и сенатом. Однако не из всех коронных гетманов получались Собесские или Батории, на королей полякам везти перестало. Станислава Лещинского сменил мот Август Саксонский (этому любвеобильному монарху молва приписывает не менее 120 детей). Затем король Станислав Август Понятовский (один из фаворитов Екатерины Великой) фактически подарил Польшу русской короне. Потом ее поделили между собой Россия, Австрия и Пруссия – это уже после наполеоновских войн. Всего же было три раздела Польши и – соответственно - три польских восстания, но Варшава так и осталась российской провинцией вплоть до революции 17-го года. Нравилось ли это полякам? Угадайте с трех раз. С их-то польским норовом! И драчливым славянским характером!
Поляки – вообще славяне своеобразные: они всегда воевали. Через Польшу во все времена и во всех направлениях дефилировали армии завоевателей. Таков уж, видимо, польский крест. Это выработало особый польский гонор, обостренное чувство независимости и нелюбви к чужакам. Никита Михалков как-то пошутил: если поляка застать босым, то на босых ногах у него все равно будут бренчать шпоры... Польша – единственная европейская страна, оказавшая в 40-м году серьезное военное сопротивление Гитлеру, а в 44-м Варшава со славянским упрямством и обреченностью восстала против фашистской оккупации. Более 40 тысяч варшавян погибли в том восстании, а польскую столицу «в наказание» гитлеровцы сравняли с землей. Вот почему у поляков существует особый культ героев, посвятивших себя борьбе за независимость Польши.

Один из таких героев - генерал Тадеуш Костюшко, воевавший и с русской короной, и с английской – за независимость Северо-Американских штатов. Или вот граф Михал Огиньский…


Полонез


Помните полонез Огиньского? В Советском Союзе его очень любили транслировать по радио. Через день. Можно сказать: русские впитывали его с молоком матери, а писатель Василий Аксенов образно назвал эту музыкальную пьесу «апофеозом славянской тоски». Музыка действительно, как говорится, «прошибает». Наверное, потому, что Михаил Клеофас Огиньский кровью сердца писал свое «Прощание с родиной» («Memoires sur la Pologne»), направляясь в изгнание на чужбину. Его отряд был разгромлен. Польское восстание 1794 года потерпело поражение. Зато другой граф – Александр Васильевич Суворов – именно за этот разгром польских инсургентов получил звание русского генерала-фельдмаршала. Впрочем, унижения порабощенной Родины не помешали и графу Михаилу Клеофасу позже вступить в русскую службу. И это, видимо, тоже польский крест.

А как полякам относиться к 5 тысячам полицейских, убитых и похороненных у нас, под Медным, к 6 тысячам польских офицеров, зарытых в Катыни? Как? Вопрос риторический. Можно ответить философски: так же, как нам, русским, относиться к миллионам русских жертв Гулага… Но это не будет ответом. Потому что мы русские, а они поляки… Хотя мы и одной крови: они из мазуров и полян, а мы из кривичей да вятичей… И от этого еще страшнее сегодняшний раздел славян... В военном костеле Варшавы можно увидеть памятную стену, где на медных табличках выгравированы имена всех поляков, захороненных на Тверской земле, возле Медного...

В Варшаве мы встретились с паном Тадеушем Кононом, одним из учредителей общественной организации «Дети полицейских». Он приезжал к нам в Тверь, посещал Медное. Сегодня с энтузиазмом налаживает добрососедские отношения между русскими и поляками. А ведь его отец и брат тоже лежат в тверской земле. Но это по его инициативе тверские ребята посетили в прошлом году Польшу. И сейчас готовится ответная поездка. С удовлетворением показывал пан Тадеуш фотоальбомы, привезенные из России. На фотографиях – Тверь, Медное, много знакомых лиц. Вот Михаил Куржиямский, заместитель губернатора, открывает Дни памяти. Вот тверские журналисты, депутаты…


К списку                                           © Copyright 2005 Www.etver.ru

www.warsaw.ru