У Польши и Украины существует общий объект "дружбы против" - Россия
10.02.2006

Триста пятьдесят лет прошло с тех пор как герои романа Сенкевича "Огнем и мечом", поляки и украинцы, говорили: "Одна мать у нас, Речь Посполитая". Примерно столько же времени миновало с момента объединения двух славянских народов - украинцев и русских под скипетром Романовых. Но, иной раз, читая газетные публикации в польской, российской, украинской прессе, кажется, что времена вражды между христианскими народами, братскими по крови, не миновали. И если в XVII веке на кону стояли вольности казачьи, права шляхты и интересы государства Московского, то ныне все прозаичнее - газ, сроки вступления в НАТО, конфликты внутри правящей украинской элиты. Ну, может только, интересы Московского государства сделать Украину дружественной, а не враждебной, в целом, соотносятся с задачами внешней политики эпохи Алексея Михайловича. Ровно также, как и для значительной части польской политической элиты дружественная Украина это, прежде всего, "буферная зона", отделяющая Запад (к которому Польша себя без условно относит) от реваншистски настроенной путинской России (в трактовке польских политологов).

Определить характер современных отношений между Польшей и Украиной, задача одновременно сложная и предельно простая. Простота определения в том, что действительно существует общий объект "дружбы против". Этот объект - Россия. Сложность в том, что на уровне бытового взаимовосприятия двух народов, в сфере политических и экономических отношений между государствами, существует огромное количество конфликтных точек. Не случайно, что по данным социологических опросов часть польского населения негативно воспринимает украинцев (первые позиции остались за немцами и русскими). Проблемы украинского и польского национализма как в историческом контексте, так и, повторимся, на уровне современного, бытового восприятия далеко не преодолены.

Но внешне, в сфере политического взаимодействия двух стран, отношения близки к оптимальным. Польские лидеры, причем в равной степени, как Квасьневский, так и Качиньский, позиционируют свою страну в качестве форпоста американского влияния на Восточную Европу. Украина, в представлении польских политиков, "окно" в постсоветское пространство.

Исторически, Польша была территориально замкнута между Германией и Россией, поэтому распад СССР и формирование независимых государств на границах Польши, обретение Украиной "самостийности", воспринимается польской элитой как шанс зафиксировать систему "новой безопасности" под патронажем Вашингтона.

Выстраивается иерархия взаимодействия: США - Польша - Украина, в которой роль младшего партнера играет именно украинская сторона. Не случайно, что в канун третьего тура президентских выборов в Украине, некоторые российские политологи обращали внимание на то, что "проект Ющенко" это PR-продукт узкой группы американского истэблишмента, связанного с польским лобби.

Общие политические цели польско-американского альянса в отношении Украины очевидны. Интегрировать Украину в ЕС и НАТО, инкорпорировать идеи "оранжевой" революции в политическое пространство РФ, а в случае неудачи проекта - сформировать "санитарный кордон" на ее границах, роль которого должна играть прозападная и "демократически" ориентированная Украина. Business as usual.

Но Польша не была бы истинной Польшей, если бы во всем слепо следовала установкам Вашингтона. Стремление к "особому" курсу в крови у польских руководителей во все времена, а потому президент-социалист Квасьневский стремился к диверсификации политических рисков и сохранял позитивные контакты с Москвой, благо в эпоху Кучмы не было большой необходимости "сжигать мосты". Правда, в период событий на Майдане Квасьневский однозначно продавливал нужный для Запада результат, но это, как говорится, был момент истины.

Приход к власти националиста-консерватора Качиньского еще больше укрепил американское влияние на политический курс Польши. Тем более, что у нового польского президента нет "комсомольского" прошлого и обширных связей в российской политической элите. Единственной проблемой для партнеров Качиньского на Западе и на Востоке является любовь президента Польши к истории.

Проблемы спорных территорий, исторические конфликты с Россией и Германией, вопросы национальной политики - по всем этим сюжетам Качиньский не стесняется высказывать собственное мнение, которое не всегда отличается политкорректностью формулировок. В перспективе, это может создать определенную напряженность в польско-украинских отношениях. С другой стороны, не очевидно, что украинская сторона пожелает обратить внимание на подобные заявления.

Например, едва ли идея "буферности" приходится по духу украинским политическим лидерам, но им, и при Кравчуке, и при Кучме, и в эпоху Ющенко, было свойственно замечать только избранные сюжеты в общем информационном потоке. Поэтому во внешнеполитической стратегии первого и второго президентов Украины Польша играла роль приоритетного направления. Для нового лидера Украины значение Польши особенно возросло, в настоящий момент, в связи с обострением "газовой проблемы" и необходимостью искать внешнюю поддержку в спорных вопросах в отношениях с Россией. Не случайно Президент Ющенко подводя итог работы VIII Экономического форума "Украина - Польша" и Четвертой встречи руководителей регионов Украины и Польши отметил, что 75% украинцев считают Польшу примером для Украины в вопросе развития евроинтеграции.

Тот факт, что солидарность с Украиной нигде так не велика, как в Польше, вовсе не подтверждается в поле реальной экономической политики. И стремление Варшавы проложить Украине путь в Европу вовсе небескорыстно, потому как, видимо, перемены на Днепре выгодны и Польше.

Кучма в августе 2004 года все же решился определить "твердость намерений" Польши в своем отношении к Украине: из военной доктрины была исключена фраза о вступлении в НАТО и ЕС как конечной цели украинской евроинтеграции. Это мгновенно вызвало негативную реакцию Варшавы. А польская оппозиция тут же обвинила Квасьневского в том, что он и его окружение не приложили достаточно усилий для того, чтобы Евросоюз согласился на интеграцию Украины.

Не случайно 2004 год был объявлен годом Польши в Украине, а 2005 - годом Украины в Польше. За эти два года, отношения Польши и Украины "заметно" укрепились - "помаранчевой" власти важно было отработать лимит доверия члена ЕС. К примеру, в конце июня 2004 года в Ялте состоялся VII Экономический форум "Украина-Польша" под патронажем президентов двух стран Л. Кучмы и А. Квасьневского, на котором была подписана Стратегия украинско-польского межрегионального и пограничного сотрудничества, а также другие договоренности, касающиеся совместных проектов в области энергетики и определяющие перспективу украинско-польских отношений в условиях, когда Польша является членом ЕС. Кроме того, польская сторона выразила заинтересованность в реализации совместных проектов по поиску и добыче природного газа на территории Украины, его транспортировке на территорию Польши и передала свой проект двустороннего договора о создании совместного предприятия "Сарматиа", которое должно было обслуживать направление
"Одесса-Броды". Стороны рассмотрели вопрос совместного экспорта электроэнергии в Европу. Именно здесь президент Польши заявил, что "входя в НАТО и ЕС, Польша по возможности, будет настоятельно помогать, чтобы двери этих структур открылись перед Украиной". А спустя пять месяцев с того дня как Польша стала членом Европейского Союза, в Киеве прошла конференция "Новые перспективы польско-украинского экономического сотрудничества после вступления Польши в Европейский Союз".

Однако, нужно понимать, что ведущие страны Европы - партнеры по ЕС - мало интересует позиция Польши по украинскому вопросу, а "польская самодеятельность" скорее раздражает. Поэтому, еще раз оценив ситуацию, в которую попала Польша, проигнорировав мнение Германии и Франции и послав свои войска в Ирак, Польша решила ориентироваться на позицию США в этом вопросе и на свое желание иметь лояльную Украину в качестве "буфера" между собой и Россией.

Со времен развала Союза отношения между Украиной и Польшей в экономической сфере строятся вокруг транспортировки энергоресурсов из России и взаимодействия в области трудовой миграции. Причем, и в том и в другом случае Польша выступает большей частью как транзитный пункт. И если энергетическая сфера целиком регулируется государством, то формирование объемов и направлений трудовой миграции является инициативой частных лиц, которые вербуют украинское население (западных областей, преимущественно) на сельскохозяйственные работы в Германию или другие страны Западной Европы. Это вполне легальная форма предпринимательства, поощряемая польским государством. Население Украины, особенно Западной, такой вариант вполне устраивает, поскольку позволяет зарабатывать "живые" деньги. И в данном случае для большинства украинцев политические моменты взаимоотношений между Украиной, Польшей и Россией имеют минимальное значение.

Что же касается высших государственных чиновников, то они в последнее время обсуждают "евроинтеграционные планы Украины" и, прежде всего, проект наполнения и использования в аверсном режиме нефтепровода "Одесса-Броды-Гданьск". Вопрос о системной загрузке этого нефтепровода обсуждался на встрече Кабинета Министров Украины и Правительства Польши в марте 2005г., в ходе которой было подписано новое соглашение об экономическом сотрудничестве. Напомним, что в августе 2003 года "Укртранснефть" и PERN Przyjazn решили создать совместное предприятие для строительства нефтепровода "Броды-Плоцк" (строительство завершено в 2001 году, однако нефтепровод простаивал), по которому нефть будет транспортироваться из нефтепровода "Одесса-Броды" в Польшу и другие европейские страны. Планировалось закончить строительство к 2006 году. В конце мая 2003 года Украина, Польша и Европейский Союз подписали декларацию, которой поддержали проект транзита каспийской нефти по нефтепроводу "Одесса-Броды" и его дострой ки до Плоцка, откуда нефть по уже существующему нефтепроводу может попасть в Гданьск.

В июне 2005 года премьер Украины Ю.Тимошенко призвала польских бизнесменов увеличить инвестиции в Украину, назвав одним из приоритетов инвестиционной политики достройку нефтепровода "Одесса-Броды" до Плоцка. При этом Тимошенко подчеркнула, что Украина заинтересована в диверсификации поставок энергоресурсов и снижении зависимости Украины от поставок российских нефти и газа. В июне Министерство транспорта РФ, Министерство инфраструктуры Польши и Министерство транспорта и связи Украины подписали меморандум о взаимопонимании, предусматривающий создание Международного логистического центра на базе одного из польских терминалов и железнодорожной линии с использованием транзитного потенциала и инфраструктуры железных дорог Украины и России.

В сентябре в Волынской области главы ведущих газовых компаний Польши и Украины PGNIG и НАК "Нафтогаз Украины" приняли участие в торжественном введении в эксплуатацию газопровода "Устилуг - Грубишев", который обеспечит газификацию юго-восточных районов Польши. Построенный газопровод стал вторым на Украине маршрутом экспорта и транзита газа к Польше. До последнего времени экспортные поставки газа в Польшу осуществлялись через пункт передачи газа в Львовской области.

Примерно в это же время Польша, и Украина договорились подписать соглашение о сотрудничестве в области энергетики, которое будет направлено на снижение зависимости двух стран от российских энергоносителей. В реализации соглашения предусмотрено участие ряда польских компаний (польских газовой компании PGNiG, нефтеперерабатывающего концерна PKN Orlen, нефтетранспортной компании PERN Przyjazn) и с украинской стороны - НАК "Нефтегаз Украины", компании "Укртранснафта" и "Укртрансгаз" и их дочерних структур. Ключевыми проектами соглашения являются строительство нефтепровода "Броды-Плоцк-Гданьск", газопровода, который должен будет соединить газовые сети Украины и Польши с системой газопроводов Германии и Чехии (Sarmatian Gas Pipeline).

В то же время польские эксперты отмечают, что, несмотря на то, что Украина является важным экономическим партнером Польши и по объему торгового оборота занимает второе место среди стран СНГ, Варшава как никогда заинтересована в российских инвестициях, а также в облегчении доступа своих товаров на российский рынок. К примеру, российские инвестиции в экономику Польши на сентябрь 2004 года составили 1 млрд 200 млн. долл. (около 2% от всех других зарубежных инвестиций) - большинство средств вложено "Газпромом" в строительство транзитного газопровода "Ямал-Западная Европа". Успешному же развитию экономических отношений Польши и Украины и взаимному инвестированию, по мнению польской стороны, препятствует единственный фактор - бюрократия. Украинская сторона в принципе солидарна во мнении с польской, однако предпочитает обвинять именно ее бюрократию, в особенности к этому склонны представители частного бизнеса. Тем не менее, в период с 1991 по 2004 год предприятия Польши вложили в украинскую экономику 161 млн. долл. (2,3% от общего объема зарубежных капиталовложений).

Двусторонний внешнеторговый оборот в 2003 году составил 1,65 млрд. долл., что на 49% больше, чем в 2002 году. При этом темпы роста экспорта и импорта приблизительно одинаковые - 48% и 49% соответственно. Фактически экономические отношения Украины со своим "стратегическим партнером" не ухудшились, скорее наоборот. В 2004 году товарооборот между двумя странами возрос: экспорт в Украину на 34,6%, импорт на 38%. При этом структура товарооборота не очень радует самих украинцев - в Польшу поставляется, прежде всего, сырье и металл.

Польша, как и Украина, естественным образом заинтересована в диверсификации поставок энергоносителей, чтобы не зависеть в первую очередь от "Газпрома". А российская сторона, напротив, заявляет, что "самый лучший стимул для поставок российской нефти в Польшу - это присутствие наших нефтяников на польском рынке переработки".

Комментируя итоги недавнего "газового кризиса" между Россией и Украиной польская сторона не устает повторять, что, как и больше года назад, в результате "помаранчевой" революции, в Европе растет позитивное отношение к Украине. Польша рассматривает результаты "газового соглашения" как поражение России. Официальная Варшава подчеркивает, что данный кризис стал позитивным фактором, раскрывающим истинные цели российской внешней политики. Причем в польских СМИ подчеркивалось, что " этот конфликт доказал, что Украина оказалась перед лицом грубого шантажа со стороны России, которая трактует свои энергетические ресурсы как инструмент для оказывания влияния на поприщах СНГ. Европейское сообщество в результате отключений газоснабжения осознало, что Россия - прежде всего непредсказуемый партнер. И это стало позитивным импульсом для Европы, подтолкнуло к поиску альтернативных источников снабжения энергоресурсами".

В тоже время в Варшаве понимают, что степень надежности политических партнеров на Украине - понятие относительное. Разобщенность украинской политической элиты, отсутствие постоянства при неограниченных амбициях лидеров современной Украины - порождает вопрос: насколько этот "партнер" более предсказуем нежели Россия? Понятие общих целей, общего блага для двух стран, истинного принципа pro publico bono слишком легко подменяется принципом сиюминутной выгоды. Впрочем, пример взаимоотношений Польши и Украины, в этом отношении, не является исключением в масштабах постсоветского пространства.


К списку                                            © Copyright 2006 Www.kreml.org

www.warsaw.ru