Я шагаю по Москве ("Przekroj", Польша)
20.01.2006

Москва - самый большой город на европейском континенте. Один российский писатель сравнил ее с огромной луковицей, которая пронимает до глубины души, лишь начнешь ее чистить. Однако этот город производит впечатление уже в первый день. Может быть, это заслуга людей - дружелюбных не только в Москве?

Оставьте Ленина!

Московским коммунистам нет дела до последней воли Ленина, который хотел, чтобы его похоронили рядом с матерью. Они собираются у Кремля, разворачивают красные знамена и борются за то, чтобы мумию мог увидеть каждый.


Я их насчитала четырнадцать человек. У каждого в руке по транспаранту. Их почти не заметно, они сжались от холода, но оживляются, увидев направленный на них фотоаппарат. Руки прочь от Ленина!

Эта акция, цель которой - оставить забальзамированный труп вождя революции в мавзолее - непрерывно продолжается уже долгое время. Участников немного, но, как говорят москвичи, из-за них правительство пока не говорит о сроке.

'Нужно похоронить!' 'Пусть покоится в земле'. 'Исполнить его волю и волю вдовы Надежды Крупской, которая была против бальзамирования'. Таково мнение улицы. Главным образом, людей молодых и среднего возраста. У тех, кто называет себя коммунистами, тоже есть сторонники. Пожилой мужчина, с которым я беседую на эту тему, лишь указывает рукой в сторону мавзолея. Постоянно стоят очереди, хотя уже не такие длинные. Снаружи, перед входом, люди по-прежнему снимают шапки.

Блины с икрой

- Из-за границы? Значит, блины, будут с икрой - официант уютного ресторана 'Хлестаков' бесстрастно принимает заказ. По телевизору показывают ставший уже историческим фильм 'Ревизор'. Мы сидим здесь вместе с Андреем Шамшиным из агентства 'Новости'. Мы - трое польских журналистов - его гости. Перед черной икрой - борщ, пельмени, обязательно, как уверяет наш 'хозяин', с бараниной, перемешанной со свининой и говядиной. Они политы хорошей, настоящей сметаной, вкус у них такой, что не нужно пить ни русской водки, ни итальянского вина. Неожиданно над столиком начинает петь канарейка. До сих пор она сидела тихо. Долетели запахи русской кухни? Или ее выступления всегда начинаются в это время? Старинные оригинальные картинки на стенах, скрип деревянной лестницы и пола отвлекают от темы разговора. Уже никому не хочется говорить ни о политике, ни об экономических проблемах. Ни о том, что Шредер получил 'wzjatku'. А ведь таких разговоров не избежать, когда встречаются журналисты по одну или другую сторону общей границы.

Мы неплохо развлеклись. Съесть по три порции второго блюда и густой борщ с кусочками говядины! Официант шепчет что-то на ухо Саше, журналистке и нашему экскурсоводу, а я соображаю, что речь о полагающихся ему чаевых. Ну вот, официанты всех стран уже давно заключили союз.

Рукопись, найденная в Самаре

Юлия Воронова-Леркевич, руководитель общества 'Поляки Самары 'Потомэк'', знает о каждом кирпиче в этом городе, положенном по проекту польского архитектора. Но сначала, прежде чем рассказать о знаменитых шляхетских родах из страны Белого Орла, она тянет нас в городскую библиотеку. Здесь, на отдельном столе, нас ожидают уникальные экземпляры. 'Каждый должен был отдать все книги, которые были у него дома. Сохранились лишь эти две', - говорит она. Лежит там и кое-что близкое сердцу жителей Познани - 'Кабинет польских медалей, собранный Эдвардом графом Рачиньским' 1838 г. Самая старая рукопись - 'Constytucie Statuta i przywileje' 1637 г.

Трудно поверить тому, что говорит Михаил Федоров (отец был поляком, но он об этом узнал лишь после его смерти), но в этом волжском городе в начале прошлого века жило 100 тысяч поляков. Сегодня наберется максимум 15 000 человек, помнящих о своих польских корнях: 'Мой внук поехал на каникулы в Польшу. Когда вернулся, я его спрашиваю, как ему там говорилось по-польски, а оказывается, он все время говорил. . . по-английски', - говорит Юлия, распутывающая вместе с Михаилом польско-русскую историческую головоломку.

Помог священник из Ирландии

Сестра Малгожата уже 13 лет следит за порядком и чистотой в польском костеле Самары (раз в неделю месса по-польски). Храм только после ремонта, в нем чувствуешь себя уютно и по-домашнему. 'Мы обращались с просьбой о помощи для церкви к Ханне Сухоцкой (Hanna Suchocka, посол Польши при Ватикане - прим. пер.), - рассказывает Юлия Воронова-Ленкевич. - Ответа не дождались'. Зато им попался чудесный священник из Ирландии. 'Он семь лет служил здесь, собрал доллары среди своих соотечественников, и костел мы отремонтировали.

Католический храм, которому уже сто лет, сначала закрывал царь русский, а потом - царь грузинский. . .'

Космос на Волге

Самара в два раза больше, чем Познань. Пейзажи здесь столь чудесны, что дух захватывает. В покатые холмы, поросшие лесами, врезается серо-синяя огромная Волга. А белый теплоход все еще возит людей на работу, высаживая их на прибрежной пристани. Только вот эта архитектура - как в познаньских районах Ратае (Rataje) и Пентково (Piatkowo) - тянущаяся без конца и края. . . Лишь сегодня в этом монолитном тесте появляются изюминки - новые дома 'с человеческим лицом'. И, так же, как в московских микрорайонах, priekrasnyje церкви и церквушки с синими, зелеными и золотыми куполами.

Однако перед двумя совершенно разными зданиями человек останавливается и задирает голову. Через месяц здесь начнет работу самая современная онкологическая поликлиника во всей России-матушке. Строительство обошлось в 62 млн. долларов, а работать в ней будут три тысячи человек. Может быть, даже кто-то из Польши, о которой здесь ничего не знают.

Другим неожиданным сооружением является сверхсовременный вокзал, созданный в 'космическом' стиле. Но разве это должно удивлять в городе, где строятся все российские 'союзы' и 'миры'?


К списку                                          © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru