Польша: урок демократии для России?
08.10.2005

События в Польше нечасто попадают в поле зрения российских СМИ. Россияне не избалованы информацией о том, как живет бывший соратник по соцлагерю. Должно случиться достаточно значимое или яркое событие, чтобы привлечь внимание тех, кто формирует информационную повестку у нас в стране. Прошедшие неделю назад парламентские выборы стали как раз таким событием: об их итогах говорили телеканалы и писали газеты. Большой интерес, безусловно, вызовут и президентские выборы, которые состоятся в это воскресенье.

Одной из самых интересных и экстравагантных реакций нашей прессы на оглушительную победу правых партий в Польше стала статья «Демократический Маятник», опубликованная в «Известиях».

Основная идея публикации проста: выборы в Польше продемонстрировали, что «в Польше — типичная европейская демократия. Со всеми ее плюсами и минусами». И это — «настоящий урок для нашей страны». Именно так неназванный автор статьи интерпретирует итоги выборов.

Чем же объясняется такой достаточно неожиданный вывод? По мнению автора, тем, что кто бы ни победил на выборах — правые или левые, — политическая стабильность сохранится, а экономическая политика не претерпит принципиальных изменений. «Как в любой развитой демократии, в Польше уже решительно неважно, кто стоит у руля в правительстве или имеет большинство в парламенте». Полякам удалось построить модель «демократического маятника». Автор полагает, что такая попытка предпринималась и в России — когда хотели отстроить крылья «Единой России», но провалилась. По-видимому, в силу нашей недемократической специфики.

Сначала о «типичной демократии». Не существует «развитых демократий», в которых каждый пятый — безработный. Для этих двадцати процентов польского населения чрезвычайно важно, кто будет «стоять у руля в правительстве».
Автор статьи также, по-видимому, полагает, что есть достаточно четко прописанный рецепт экономического развития — такая столбовая дорога, по которой идут «развитые демократии» — «и не сойти с нее, не сбиться», кто бы ни пришел к власти. Подобная наивность была бы, наверное, простительна в годы перестройки, но последние полтора десятилетия и опыт наших соседей должны были показать, что не создана еще универсальная «дорожная карта» по пути к подлинной демократии и экономическому процветанию. Когда же автор пишет о «демократическом маятнике» то он, очевидно, имеет в виду серьезные, респектабельные партии, как те, что победили на выборах: «Право и Справедливость» и «Гражданская Платформа». В «демократическом маятнике» нет места популистам, которых автор тоже упоминает. Таковыми автор, вслед за основными польскими СМИ, называет «правопопулистскую партию «Самооборона», которая «очень похожа на нашу ЛДПР». Оставляя на совести автора «Известий» сравнение с ЛДПР и ярлык «популистской», особенно на фоне победителей, некоторые из которых не скупились на обещания, нельзя не задаться вопросом, почему вдруг партия Анджея Леппера стала правой. Центральное место в заявлениях «Самообороны» и ее лидера занимает вопрос о социальных гарантиях населению со стороны государства, поэтому «записать» «Самооборону» в правые сложно. Да и в Польше она воспринимается все-таки как левая партия.

Однако так ли уж респектабельны победившие партии и их лидеры? Так ли уж они чужды популизма? Например, «Право и Справедливость» братьев Качиньских, один из которых, Лех, баллотируется в президенты, — говорит о необходимости решения насущной жилищной проблемы. Для ее решения планируется создать фонд в размере 10 млрд злотых (около 3 млрд долларов). Это вызовет бюджетный дефицит в размере 1% ВВП. Однако, по заверениям составителей программы, этот бюджетный дефицит будет покрыт теми доходами, которые поступят в бюджет в результате реализации мер по развитию экономики, предлагаемых партией. Как подобные планы, предполагающие бюджетный дефицит, согласуются с «жесткой финансовой, денежно-кредитной и бюджетной политикой», которая, по мнению автора статьи, ставится во главу угла всеми «умеренно левыми или умеренно правыми», остается загадкой.

Теперь о преемственности политической и экономической. Конечно, ни одна вменяемая партия не ставит на повестку дня вопрос о выходе из Евросоюза или НАТО. В этом отношении можно говорить о какой-то преемственности. Но это очень широкие рамки, в которых много места для разнообразных маневров, особенно в области экономики. Пример того, каким образом «Право и Справедливость» собирается решать жилищный вопрос, — тому подтверждение.

Автор публикации в «Известиях» также полагает, что существует определенный консенсус по поводу «полного набора абсолютно необходимых (как и в России — примечание автора) структурных реформ, прежде всего в социальной сфере». Однако и тут он глубоко заблуждается. Вторая победившая партия — либерально-радикальная «Гражданская Платформа» и ее кандидат в президенты Дональд Туск — выступают за резкое сокращение социальных обязательств государства. В ее случае можно говорить не о структурной реформе, а о практическом демонтаже социальной сферы. Недаром кандидат в президенты от правивших до нынешнего поражения левых сил Марек Боровский проводит свою кампанию под лозунгом: «Не пустим во власть троглодитов!», красноречиво намекая на лидеров правых партий. Никакого согласия по поводу того, как нужно реформировать социальную сферу, между победителями нет. Как они собираются решать этот вопрос в рамках будущей коалиции, принимая во внимание откровенно популистские заявления лидеров «Права и Справедливости», остается совершенно неясным.

Желание автора «Известий» понятно: на примере Польши, как страны, которая, по его мнению, «всегда была для России своего рода полигоном для испытания политических моделей», показать, что во многом похожая на Россию страна построила у себя «развитую демократию». Однако помимо желания необходимы еще и основания для таких заключений. А вот их-то не так много. На выборы пришли только 40% избирателей. Ведущие национальные СМИ благожелательно отзываются только о правых. Партия, победившая на выборах — «Право и Справедливость» — на третий день предлагает кандидата в премьеры, который, по мнению самих аналитиков правого толка, выступает против реализации тех мер социального характера, которые позволили партии победить.
Все это вполне относится и к подходящей к финишу президентской гонке. Кандидат от левых, лидирующий в опросах летом — спикер сейма Чимошевич — был благополучно «снят» с президентской гонки из-за дела, в котором прокуратура впоследствии не обнаружила состава преступления. Лидеры президентской гонки — Лех Качиньский и Дональд Туск — пытаются обогнать друг друга по части невыполнимых обещаний, при этом они начинают заметно менять свою политическую окраску — все более «краснея». Лех Качиньский, как герой одного из рассказов Аверченко, начал леветь, причем раньше Дональда Туска. Еще накануне парламентских выборов этот сторонник того, чтобы история ПНР воспринималась сугубо через призму жизни тоталитарного общества, стал признавать, что и тогда были свои светлые стороны. Полевение Туска еще более впечатляет: он попытался успокоить студентов в отношении планов ликвидации бесплатного образования. Вопреки всем своим предыдущим заявлениям он высказался за расширение доступа к бесплатному образованию. Однако Туск, похоже, левеет удачнее Качиньского: он опережает последнего на 9%.

Все это заставляет по крайней мере с сомнением смотреть на достижения Польши в строительстве «развитой демократии». Безусловно, не стоит пренебрегать чужим опытом, однако можно и нужно искать лучшие примеры для подражания.


К списку                                      © Copyright 2005 Www.rosbalt.ru

www.warsaw.ru