Качиньский - хороший выбор для России? ("Gazeta Wyborcza", Польша)
26.10.2005

Опасаюсь, что из-за недостаточного знания россиянами современной Польши националисты сумеют навязать им свои представления о Качиньском, польском правительстве и поляках - говорит российский публицист Дмитрий Бабич.

Томаш Белецкий: Что избрание Леха Качиньского означает для польско-российских отношений?

Дмитрий Бабич, российский публицист, занимающийся польской тематикой: Отношения Москвы и Варшавы будут заморожены на некоторый период, пока трудно определить, на какой. Очевидно, что Качиньский еще долго не приедет в Россию и долго не будет сюда приглашаться. Единственная надежда на экономику - по моему мнению, наши экономические отношения смогут развиваться без препятствий. А если правящая команда 'Гражданской платформы' и 'Права и справедливости' даст новый импульс развитию малого и среднего бизнеса, то он, несомненно, захочет торговать в России. Будем надеяться, что развитие экономических отношений когда-нибудь приведет к перелому в политике.

- Сегодня некоторые прокремлевские политологи начали неожиданно говорить, что президентство Качиньского будет 'хорошим для России'. Ранее его называли русофобом. Откуда такая перемена?

- В антироссийских настроениях обвиняли как Леха Качиньского, так и Дональда Туска. Сегодняшние заявления части политологов подтверждают их незнание польской политики. Они по-прежнему обращаются к старой истине советской дипломатии о том, что лучше западные твердые правые, чем либералы. Вспоминают об американском президенте Никсоне, который, благодаря своему прагматизму, умел договориться с СССР. Но Качиньский - не Никсон. Здесь, вероятно, нет поля для прагматических неформальных договоренностей с Москвой. А без этого сложно строить отношения с Кремлем.

- В контексте отношений с Москвой, был бы Дональд Туск лучшим президентом?

- Отвечу с российской точки зрения. Для российских националистов, которые имеют огромное влияние, Качиньский - это очень хороший выбор. Они уже цитируют его необычайно резкие высказывания о России или говорят о площади Дудаева в Варшаве, мэром которой он является. Для них это отличный противник, который, по их мнению, дает блестящий повод к раскручиванию антипольской риторики. Опасаюсь, что в силу недостаточного знания россиянами сегодняшней Польши националисты сумеют навязать им свои представления о Качиньском, польском правительстве и поляках.

- На Западе о Качиньском говорят, как о рьяном католике, популисте, гомофобе. Немцы отмечают раскрученное штабом Качиньского дело деда Туска, якобы служившего в вермахте. А что доминирует в российском восприятии?

- Отношение к сексуальным меньшинствам, люстрации или даже религии не сильно волнует россиян. Собственно, Качиньский как политик у нас очень слабо известен. В СМИ он появился, когда 'ПиС' предложил лишить генеральских привилегий Войцеха Ярузельского (Wojciech Jaruzelski) после его визита в Россию. Потом говорилось о праздновании годовщины Варшавского восстания, которому Качиньский придал - как это интерпретировалось в Москве - несколько антироссийский характер. Ну и потом его высказывания во время избирательной кампании. Поэтому у многих россиян он ассоциируется с антироссийскими настроениями, а больше о его политической программе ничего не известно.

- А что думает Кремль? Не опасается ли он влияния Польши на политику Европейского Союза в отношении России?

- В этом отношении умеренный и либеральный Дональд Туск представлял бы для Кремля большую проблему. Российская стратегия по отношению к новым членам ЕС заключается в том, чтобы представлять их при общении со 'старой Европой' радикальными русофобами, полными исторических комплексов и предрассудков. Прямо скажем, это проще приписать Качиньскому, чем Туску. Так что можно представить, что любые разговоры, скажем, о несогласии Польши на строительство балтийского газопровода, Кремль будет помещать в контекст исторически антироссийского характера Польши. В случае Туска это было бы менее убедительно.

- Не станет ли Польша Качиньских более горячим вдохновителем цветных революций, чем Польша Квасьневского? Думает ли теперь Кремль об увеличении угрозы своему влиянию на постсоветском пространстве?

- В Кремле, несомненно, много думают об угрозе цветной революции для Белоруссии или даже когда-нибудь для России. Но здесь мы вновь возвращаемся к проблеме радикализма Леха Качиньского. Если в ближайшее время он не сумеет убедить партнеров по ЕС, что этот радикализм был лишь элементом предвыборной риторики, то он лишится оружия в борьбе за демократию, в том числе и в Белоруссии.

Сегодня такую борьбу нельзя эффективно вести в отрыве от общеевропейской политики. Польша сумела убедить часть Европы в том, что она поддерживала оранжевую революцию на Украине во имя демократических ценностей, а не исключительно для того, чтобы досадить Москве. Благодаря этому, ЕС начал теплее смотреть на Киев. Нечто подобное, несомненно, удалось бы президенту Дональду Туску, но президенту Леху Качиньскому сделать это гораздо труднее. Тем более, что в Брюсселе Кремль наверняка будет представлять его русофобом.


К списку                                             © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru