Зов крови ("Nie", Польша)
01.09.2005

Польша празднует с размахом, и это отнимает у нее силы. Город Краков был перекрыт, потому что к своим обязанностям приступил шеф местной церкви [1]. Новый обычай. Теперь на инаугурацию епископов будут приезжать президент государства и все важные политики вместе с семьями. (К счастью, в отставку епископы уходят тихо, например Петц /Paetz) [2] из Познани или Сливиньский (Sliwinski) [3] из Эльблонга). Потом перекрыли Гданьск, куда на 25-летие окончания забастовок съехались президенты и премьеры из Центральной и Восточной Европы минус Путин и Лукашенко. А государств тут развелось как в Африке.

Председатель СЛД Войцех Олейничак (Wojciech Olejniczak) и его генсек Гжегож Наперальский (Grzegorz Napieralski) были осмеяны, потому что поместили в газетах объявления красного революционного цвета, в которых заявили, что, поскольку в то время, когда в Гданьске начались забастовки, им было по шесть лет и они не могли поддержать постулаты рабочих, они делают это сейчас. Смеяться не над чем. В прошлом году Лех Качиньский поднял варшавское восстание. Роман Гертых [4] продолжает крещение Польши - политическую операцию, начатую королем Мешко I. Так почему же нельзя Олейничаку?

Поступок шефа СЛД отдает крестьянской хитрецой, что ускользнуло от внимания критиков. Среди 21 постулата, о которых он напомнил в печати, есть постулат номер 7 о том, чтобы рабочим заплатили за дни, в которые они бастовали. Присоединившись к забастовке, лидеры СЛД наверняка вышлют счет Валенсе.

Кроме календарного времени, в течение которого Олейничак не успел на забастовку, есть и другое время: космическое, историческое, политическое и т.д. Это испытал на себе славный предшественник и бывший шеф Олейничака Лешек Миллер (Leszek Miller) [5]. Принимая во внимание исключительно обычный календарь и другие средства измерения времени, он назвал Мечислава Раковского (Mieczyslaw Rakowski) [6], Ежи Вятра (Jerzy Wiatr) [7]и меня пожилыми панами, которым пора уже замолчать. В моем случае это было несправедливо, потому что я принадлежу не к панам, а к хамам, что более наблюдательным, чем Миллер, очевидно.

Однако, только Миллер успел это сказать, как его время прошло, и он состарился еще быстрее, чем мы. Его час пробили ему политические часы, которые ходят быстрее, чем те, что он носит на запястье. Историческое время в Польше вообще не движется, и поэтому участники 25-летия гданьской забастовки лишь через четверть века обращаются к ООН с просьбой о превращении ее годовщины в международный юбилей: День Солидарности. Я предлагаю соединить его со Всемирным Днем Инвалидов.

Четверть века назад я был против забастовки в Гданьске и 'Солидарности', которую она породила. Благодаря этому, мне не приходится теперь брюзжать 'мы не за это боролись', вместе с рабочими верфи кадить чинушам жжеными шинами или проводить контрдемонстрацию вместе с Анджеем Гвяздой (Andrzej Gwiazda) [8] и Анной Валентынович (Anna Walentynowicz) [9]. В августе 1980 г. у меня было двойственное ощущение. С одной стороны я знал, что политический прогресс, а вместе с ним и прогресс экономический происходит у нас скачками, вызванными демонстрациями рабочих, как это было в 1956, 1970, 1976 гг. и тогда, в 1980 г. Я также считал, что подписание властями договоренностей и их согласие на независимые профсоюзы является полезной системной переменой.

С другой стороны, меня отталкивала социальная демагогия забастовщиков, ведущая лишь к печатанию денег, идеология равных желудков и религиозная окраска протестов. Когда мои коллеги из журнала 'Polityka', в котором я работал, как первые журналисты режима вернулись от Валенсы, рассказывая о самовлюбленном глупце, развалившемся на диване и несущем околесицу, и, когда я сам посмотрел и послушал Юрчика (Jurczyk) [10] из Щецина, во мне появилась и враждебность, скажем так, эстетического свойства. К 'Солидарности' я относился примерно как Туск [11], Фрасынюк или Михник к Лепперу и 'Самообороне', а почва враждебности была той же самой.

Кантата Яна Качмарека (Jan Kaczmarek), написанная на 25-летие, должна включать себя вперемешку цитаты из трех источников: проповедей покойного папы, надписей на транспарантах забастовщиков и стихов польских романтиков. Все это будет наложено на звуки верфи, исполняемые двумя солистами. Даже если певцами будут не Валенса и Валентынович, издающая звуки подъемного крана, то думаю, что мое эстетическое чувство чуждости и без того будет укреплено на ближайшие годы.

Если люди оппозиции, руководившие забастовками и движением 'Солидарность', тогда (как и сейчас) восхищались собой, то я начал восхищаться властями ПНР. Почему? Может, потому они меня так приятно удивляли, что ранее я оценивал их хуже, чем оппозиция? Меня потрясло то, что, несмотря на ширящиеся забастовки, партия и правительство на этот раз не стреляют, а вместо этого подписывают соглашения и стараются их не нарушать. В этом была сущность перемен.

Идущие теперь к власти противники Круглого стола жалеют, что после установления капитализма расправа с 'коммуной' не была резкой. Теперь они хотят наверстать упущенное. По сути дела, согласно политической логике, повернутой вспять, радикальные правые сожалеют, что летом 1980 г. власти подписывали договоренности, а не стреляли, что в декабре 1981 г. ПНР защищалась в принципе без кровопролития, и что в 1989 г. смена власти произошла путем заключения соглашений, выборов в парламент и признания их результатов.

В понимании Качиньских годы между 1980 и 1990 г. были потерянным десятилетием, когда можно было устроить три великолепных восстания по образцу варшавского. Коммуняки оказались не такими глупыми и кровожадными, какими им следовало быть - вот в чем, по мнению Качиньских, несчастье Польши. Получается, что, начиная с 1980 г., было потеряно 25 лет, но теперь близнецы придут к власти и немного наверстают упущенное.

____________________________________________________________

Примечания переводчика

[1] шеф местной церкви - имеется в виду архиепископ Станислав Дзивиш (Stanislaw Dziwisz), многолетний помощник покойного Папы Иоанна Павла II

[2] Петц Юлиуш - архиепископ познаньский, обвиненный в 2002 г. в растлении семинаристов и вынужденный уйти со своего поста (обвинений не признал).

[3] Сливиньский Анджей - архиепископ эльблонгский, по вине которого в 2003 г. произошло серьезное ДТП (причина - вождение в нетрезвом состоянии)

[4] Гертых Роман - польский политик национально-католической ориентации

[5] Миллер Лешек - премьер-министр Польши в 2001-2004 гг. (партия СЛД)

[6] Раковский Мечислав - премьер-министр ПНР в 1988-89 г., секретарь ПОРП

[7] Вятр Ежи - польский социолог и политолог, в 1996-97 гг. - министр образования

[8] Гвязда Анджей, Валентынович Анна - деятели оппозиции начала 1980-х гг.

[10] Юрчик Мариан - лидер забастовки на верфи г. Щецина в августе 1980 г.

[11] Туск Дональд - один из лидеров праволиберальной партии 'Гражданская платформа'; Фрасынюк Владыслав - лидер Демократической Партии; Леппер Анджей - лидер популистской партии 'Самооборона' (Samoobrona)


К списку                                       © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru