Некоторые замечания об историческом факторе в современных польско-российских отношениях ("Johnson's Russia List", США)
20.09.2005

Проблемы российско-польских отношений приобрели международную значимость с тех пор, как они перешли в стадию открытого конфликта с резкими словами и почти истерическими общественными реакциями. Я хотел бы прокомментировать этот вопрос, поскольку голос из Польши может заинтересовать читателей JRL. К этому меня также побудила недавно прочитанная в JRL расшифровка пресс-конференции на тему русофобии, проведенной Натальей Нарочницкой (в тексте 'Narochinitskaya' - прим. пер.), заместителем председателя Комитета Государственной Думы по международным делам, и Дмитрием Поликановым, одним из руководителей ВЦИОМ. Думаю, что проблема приписываемой полякам русофобии является довольно важным фактором в российско-польских отношениях, поэтому я бы тоже хотел высказаться по этому поводу.

Для начала я хотел бы обратиться к одному из заявлений, сделанных Нарочницкой, поскольку это хороший пример такого важного фактора в российско-польских отношениях, который я бы назвал 'исторической чисткой'. Профессор Нарочницкая заявила: 'В течение пяти веков Польша всегда пыталась продвинуться на восток, забыв о своих исторических западных землях, которые немедленно захватили немцы. От Болеслава Храброго до Сигизмунда никто не провоцировал поляков, но они настойчиво продолжали свое наступление на Москву'. Частично это правда, частично - нет, и это выливается в фальсификацию истории.

Когда в XI веке Болеслав Храбрый стал королем Польши, России в известном нам виде не существовало. В X веке было основано Киевское государство, занявшее большую часть Руси (обширного пространства в Восточной Европе, где обитало русскоязычное (russkij speaking) население наряду с финскими, калмыцкими (Kalmuk - прим. 1), булгарскими и другими этническими группами). Киевское государство распалось на отдельные княжества, попавшие впоследствии под господство монголов. Часть Руси была завоевана литовским государством. В XII и XIII веках остальная Русь была разделена на сотни де-факто независимых государств, управлявшихся князьями из династии Рюриковичей, постоянно воевавшими друг с другом.

Монгольская империя осуществляла номинальный контроль, собирая дань и назначая князей (и Великих Князей - официальных преемников сеньоральной власти, зародившейся в Киевском государстве). Более сильные княжества боролись за господство над Русью - среди них была Москва, ставшая в XIII веке центром Владимиро-Суздальского (Vladymir-Suzdal) княжества. С XIV века Москва становится самым сильным и успешным центром политической гравитации, но другие влиятельные княжества оспаривали ее первенство.

Некоторые из них попали под влияние литовского государства, другие отошли к Польше. В течение упомянутых пяти столетий - с XI по XVI век - обширные пространства Руси были ареной борьбы между рядом преемников Киевского государства (Москвой, Тверью, Рязанью, Псковом, Новгородом и другими), Польшей, Литвой и монголами/татарами. У всех этих держав были одинаково империалистические цели, как и у других стран в Европе, боровшихся за расширение своей территории.

Поэтому мы, конечно, можем говорить о постоянном польском 'наступлении' на Русь, но в то же время нам придется признать, что и Москва вела наступление на другие суверенные княжества Руси. С сегодняшней точки зрения русские считают политику Москвы в те века правильной, и это вполне понятно. Но для того, чтобы быть искренними с историей, нам нужно помнить, что Россия родилась на империалистической парадигме, созданной в Москве. В конечном итоге Русь было насильственно объединена одним из наследников бывшего киевского государства.

Таким образом, вышеупомянутые слова представляют собой лишь фальсификацию истории. Они подразумевают, что с XI по XVI век Московское государство существовало и мирно развивалось само по себе, и лишь поляки из года в год досаждали ему. Но история, как я вкратце показал, была иной (прочтите, например, 'Историю Российской Империи' Михаила Геллера). Еще одно ложное утверждение - в том, что поляки сами оставили свои земли на Западе. На самом деле, их вытеснило давление немцев.

Это серьезная проблема, поскольку процесс исторической чистки развивается в России очень быстро. В этом году мы увидели массу тому примеров. Вот самые важные из них:

- Российская генеральная прокуратура (прим. 2) отказалась признать уничтожение 22 000 польских граждан органами НКВД в 1940-41 гг. преступлением против человечности;

- Ряд российских политиков публично назвал пакт Молотова-Риббентропа оправданным политическим шагом, хотя этот акт был не только явной российско-германской агрессией против Польши, но и позволил Германии одержать успехи в первые годы второй мировой войны.

- Российские власти последовательно отказываются признать, что Советский Союз де-факто оккупировал Польшу с 1945 г. до окончания холодной войны, не позволяя народу выражать свою волю.

Некоторые говорят, что историю нужно забыть или оставить историкам. Возможно, это правда, но только если история не используется как часть текущей политики. Конечно, историки должны сесть за один стол и поговорить друг с другом, чтобы выяснить свои взгляды. Но фактически мы видим, что российские политики и историки вообще не пытаются говорить об истории, а просто навязывают свои взгляды, которые в большой мере не соответствуют действительности. Именно это я называю исторической чисткой: искажение истории для достижения текущей политической цели.

Наличие этого инструмента в политике России по отношению к Польше имеет огромное влияние на взаимоотношения. Российской стороне очень хорошо известно, что поляки чувствительны к вопросам истории, и Москва использует эти рычаги для нагнетания политических страстей.

Поэтому можно выделить историческую чистку как важный фактор российско-польских отношений.

Во-вторых, я хотел бы сказать несколько слов о приписываемой полякам русофобии. Это гораздо более сложный вопрос, чем то, как его обычно представляют в России. Проблему следует разделить на два уровня. Во-первых, это отношение к России, во-вторых - отношение к русским. С польской точки зрения, существует огромное различие между двумя вопросами, и этого обычно не понимают.

Отношение сегодняшних поляков к России укоренено в прошлом, поэтому нам следует обратиться к тому историческом периоду, когда в нем произошел срыв. Вскоре после смерти царя Ивана Грозного наступил период, называемый Смутой, когда государство ослабло до такой степени, что некоторые авантюристы и наемники в Польше сочли ее легкой добычей. Некоторые влиятельные политики и сам король были заинтересованы в завоевании России. Польские войска, наемники и обычные бандиты на несколько лет заняли Кремль.

Когда кризис был разрешен, а во главе страны встала новая династия Романовых, Россия продолжила экспансию. Она была направлена на запад (Польша), на север (Балтийское море), на юг (Черное море) и на восток (Сибирь). Ослабленная Польша считалась ключом к Европе, и с начала XVII века она попала в зависимость от России. В конце столетия Россия (наряду с Пруссией и Австрией) стала основной движущей силой, стоявшей за ликвидацией польского государства. Более того, российская часть разделенной Польши управлялась самым безжалостным и жестоким образом. После первой мировой войны Польша вновь возникла, но вскоре на нее напали большевики, с которыми в 1920 г. она вела кровопролитную войну. В 1939 г. Россия вновь уничтожила Польшу, в тесном сотрудничестве с Германией. В 1945 г. Польша вновь впала в зависимость от России (в те времена называвшейся Советским Союзом).

Последний российский солдат покинул Польшу в 1993 г.

Этот небольшой набросок истории четко показывает, что у поляков есть причины бояться Россию и не доверять ей. Это легко объясняет, почему Польша истерически реагирует на попытки России стереть память об исторических событиях. Поляки всегда думают, что они, как обычно, станут первой целью возрождающегося империализма России.

Так что, называя вещи своими именами, определенная русофобия в Польше существует, но ее цели выборочны. Русофобия такого рода означает обоснованное недоверие к российскому государству. Оно гораздо сильнее, чем к Германии, потому что большинство поляков считает немцев более-менее вылечившимися от 'грязных амбиций'. Германия более-менее разобралась со своей историей, особенно, с ее темными сторонами. Напротив, Россия считает исторические преступления правильным политическим выбором, преступные политические деяния прославляет как верные шаги и продолжает заниматься исторической чисткой. Это означает, что Россия как государство не понимает собственной истории и не готово назвать зло по имени и 'исцелиться' от обольщений имперской парадигмы.

Отношение к русским иное. Мы можем считать их пьяницами, не до конца цивилизованными (примерно так же думают о нас немцы), но они также наши сокамерники. У нас сильное чувство общности, поскольку двести лет мы были жестоко угнетаемы российским / советским государством. Поэт-романтик Адам Мицкевич (Adam Mickiewicz), которого Поликанов называет русофобом наряду с Пилсудским (Pilsudski), был, на самом деле, хорошим другом многих русских и считал себя другом русского народа, страдавшего вместе с польским. В XIX веке многие поляки сидели в российских тюрьмах вместе с русскими, в XX веке многие жили в ГУЛАГе вместе с гражданами Советского Союза. Миллионы были выселены с родины, испытав все страдания, уготовленные Сталиным для собственных сограждан.

Поэтому мы в Польше испытываем сильную симпатию к российскому народу и недоверие, а то и ненависть к российскому государству. Обычный поляк обычно по-разному отвечает на вопрос об отношении к России и к русским. Является ли это русофобией?

Наконец, я хотел бы сделать несколько кратких замечаний о современном состоянии российско-польских отношений.

Они являются асимметричными в двойном смысле. Во-первых, Польшу не считают партнером. Фактически, политика России по отношению к Польше обычно зависит от политики по отношению к другим европейским странам и Европе в целом. Россия обычно считает, что общеевропейские отношения могут формироваться несколькими крупнейшими державами, в то время как остальные будут играть роль подчиненных. Именно поэтому Польша является не субъектом, а объектом российской политики. Во-вторых, существует очевидная асимметрия в размерах стран, экономическом и демографическом потенциале, торговом балансе и т.д.

2. С польской точки зрения Россия, несомненно, является одним из основных акторов в европейских отношениях. Независимо от того, нравится она нам или нет, нам с ней жить. Поэтому каждое независимое польское правительство после 1989 года старалось иметь хорошие отношения с Россией. У такого поведения масса очевидных причин, нет нужды в их перечислении. Польша старается иметь настолько хорошие отношения с Россией, насколько это возможно, но мы не готовы принести в жертву наши национальные интересы, когда они противоречат российским. И именно поэтому Москва считает польскую политику враждебной. Вот несколько примеров.

- Когда Польша вступила в НАТО, это был наш самостоятельный выбор, реализация интересов национальной безопасности. Но Россия утверждала, что это враждебный акт, поскольку Москва не хотела, чтобы Центральная Европа попала в орбиту Запада. В связи с чем? Почему наш самостоятельный, абсолютно оборонительный выбор был сочтен враждебным?

- Когда на Украине произошла Оранжевая революция, Польша, наряду с другими демократическими странами, отставала право народа на свободные выборы. Наши национальные интересы требуют, чтобы у наших границ были демократические страны. Россия желала иного развития событий, Москва ожидала, что власть на Украине будет назначена, что вызвало глубокий кризис. Участие Европы в украинских событиях было расценено как 'вмешательство' (wmieszatielstwo), участие России расценивалось как нечто должное. Соответственно, продвижение демократии начали считать враждебным, и Польшу сделали главным врагом.

3. Таким образом, нынешние российские власти считают Польшу враждебной. Теперь ее выставляют одной из ведущих сил всемирного заговора, призванного разрушить власть в России посредством 'цветной революции'. Российская правящая элита крайне опасается того, что дистанционно управляемая из-за рубежа революция может разгореться в самой России. В этом отношении Польша подходит на роль врага, созданного для внутренних целей. Путин не может обвинить Буша, Блэра или Шредера в организации заговора с целью развала России. США, Великобритания и Германия - это слишком важные страны, и Россия должна с ними считаться. Польша не может ответить на удар, потому что она не настолько влиятельна.

4. Противоречие как в целях, так и в средствах проведения внешней политики создает перманентное напряжение во взаимоотношениях. Пока Польша боится и не удовлетворена российским пониманием истории, и пока Россия относится к Польше как к хулигану и дежурному кандидату на роль врага, взаимоотношения будут хрупкими и довольно напряженными.

В заключение я хотел бы обратиться к книге Юрия Афанасьева 'Опасная Россия' и взглядам, изложенным этим историком. Он подчеркивает тот факт, что Россия до сих пор не прояснила собственную историю. Это означает, что история понимается неправильно и повсеместно искажается. В глазах широкой общественности глубинное значение фактов и процессов, происходивших на определенных стадиях российской истории, замутнено.

Как написал Афанасьев (прим. 3), 'оставаясь всецело во власти мятежных сил собственной истории, мы не можем в то же время с ее помощью, опираясь на нее, ответить для себя же самих - да и для других тоже: кто мы есть, откуда и куда идем, чего мы хотим?'. Иными словами, или мы поймем, что хорошо и что плохо в нашей истории, чтобы понять современность, или мы погрязнем в прошлом, отчуждаясь от остального мира. Думаю, что это справедливая оценка, в полной мере относящаяся к российско-польским отношениям: или мы поймем, что хорошо и что плохо в нашей истории и станем партнерами в развивающемся мире, или будем обречены на контрпродуктивные противоречия.

Так что, по моему мнению, ключ к достойным и продуктивным российско-польским отношениям лежит в воле Москвы к тому, чтобы сделать их таковыми.

Марек Чайковский (Marek Czajkowski), Ягеллонский Университет, Краков, Польша

____________________________________________________________

Примечания переводчика

1) Калмыки (англ. Kalmucks, Kalmyks) переселились на территорию современной Калмыкии в начале XVII века.

2) Дело о расстреле польских военнопленных органами НКВД рассматривалось Главной военной прокуратурой, а не Генеральной прокуратурой. Польская сторона требовала признания этого преступления 'геноцидом', а не 'не преступлением против человечности'.


К списку                                           © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru