Бить и запугивать - это традиционный метод русских ("Wprost", Польша)
18.08.2005

В столице России бьют поляков именно потому, что наша политика оказалась эффективной

Сюжет: Россия выбрала Польшу своим врагом

Политика Владимира Путина полна противоречий. Президент Путин, придя к власти в 2000 г., обещал ввести в стране 'диктатуру закона'. Его тогдашние обещания звучат неубедительно на фоне избиения поляков в Москве. Ведь такие действия не имеют ничего общего с законом или даже с уважающей себя диктатурой. Так что можно подозревать, что это довольно топорная провокация.

Как дело дошло до такого явного промаха? Ведь систематические и безнаказанные акты насилия компрометируют политику страны, в которой бьют дипломатов, а не страну, из которой они родом. По всей видимости, президент Путин находится - как говорят шахматисты - в большом цейтноте, он вынужден поспешно принимать ключевые решения. До сих пор он проводил европейскую политику, игнорируя, по существу, ЕС, считаясь лишь с Жаком Шираком и Герхардом Шредером. Тем временем, после сентябрьских выборов в Германии Шредер почти наверняка окажется в оппозиции. Шансы Ширака на третий президентский срок невелики, а преемники этого дуэта, видимо, не будут настолько склонны к флирту с Москвой ценой собственных союзников. Отсюда спешка и неразборчивость в средствах, призванных проверить (пока есть время) готовность старых членов ЕС солидаризироваться с новыми. Польша из них - самый важный. И она под рукой.

Меня удивило, что мудрый человек и хороший охотник Бронислав Комаровский так промахнулся, заявив, что наша политика по отношению к Востоку потерпела поражение, потому что в Москве бьют наших. В столице России бьют поляков именно потому, что наша политика оказалась эффективной.

Плодом наших стараний стало появление нового субъекта на Востоке - независимой и демократической Украины. Ни нам, ни всему ЕС не грозит уже (постучим по дереву) призрак новой империи вдоль восточной стены. Только нельзя останавливаться на полпути, нужно и дальше поддерживать развитие этого государства. Участие украинцев в конкурсе на приобретение металлургического завода 'Ченстохова' (Huta Czestochowa), планы покупки автозавода FSO - всего лишь начало, но начало хорошее. Трубопровод из Одессы в Броды, а потом - в Гданьск - солидный путь к обретению энергетической независимости.

Опасения - и не только у пишущего эти строки - вызывает мысль о том, что первые плоды и успехи польской восточной политики последних лет будут уничтожены только для того, чтобы врезать Квасьневскому, который не покладая рук трудился над тем, чтобы изменить фатальную геополитическую позицию Польши. Не зря он стал объектом недовольства Путина и угроз Глеба Павловского.

Ума не приложу, отчего наши патриоты подыгрывают гальванизаторам империи. Почему политики - которые наверняка после выборов придут к власти - еще не начали переговоры с Ангелой Меркель (Angela Merkel) и Николя Саркози (Nicolas Sarcozy) о наших будущих отношениях и их отношениях с Россией. С Москвой нужно разговаривать, это понятно, но не наедине. И помнить, что кроме национал-большевиков там живут и друзья-москали.

Ричард Пайпс (Richard Pipes)

Историк, автор книги 'Россия при большевиках'

Россия гневается на Польшу уже давно, с тех пор, как вы вступили в НАТО, которое Москва по-прежнему воспринимает как своего главного врага. Потом было участие Польши в событиях на Украине. Поэтому мне не хочется верить в то, что польских дипломатов и журналиста в Москве били хулиганы; эти действия были вероятно мотивированы политиками. Этот акт показывает, насколько изменились польско-российские отношения. Во времена СССР это было невозможно по очевидным причинам. При Ельцине отношения между вашими странами в определенной степени потеплели, но Путин восстанавливает имперские амбиции России, и Польша как предатель славянского племени, принявший католицизм, прекрасно подходит на роль врага.

Владыслав Бартошевский (Wladyslaw Bartoszewski)

Бывший министр иностранных дел

Со времен Ивана Грозного польско-российские отношения не были беспроблемными и боюсь, что еще долго не будут. Это не значит, что Польша не может ничего сделать. Все-таки, кто сам себя не уважает, того и другие не уважают. Я напоминал об этом еще тогда, когда президент Александр Квасьневский и Войцех Ярузельский отправлялись в Москву. Остаюсь при своем мнении.

Андре Глюксманн (Andre Glucksmann)

Философ, автор книги 'Достоевский на Манхэттене'

Бить и запугивать - это традиционный метод русских. Нападения на поляков в Москве - это попытка Путина оказать влияние на Европейский Союз. Таким образом он хочет показать Западу, что не стоит вмешиваться в дела России. Этой стратегией русские пользуются в моменты слабости.

Четко видно, что русский медведь становится все слабее. Его позиция слабеет, собственно, с 1956 г., когда прошли забастовки в Познани и Будапеште. Из-под контроля Москвы вырвались сначала страны Центральной Европы, а недавно Грузия и Украина. Это показывает, что авторитарный стиль правления Кремля уже не оправдывает себя. Путин это видит и реагирует агрессией, жертвами которой становятся поляки - виноватые, по его мнению, больше всех.

Ежи Помяновский (Jerzy Pomianowski)

Главный редактор ежемесячного журнала 'Новая Польша'


К списку                                      © Copyright 2005 Www.inopressa.ru

www.warsaw.ru