Россия с Польшей никак не помирятся после долгих лет вражды ("The New York Times", США)
04.07.2005

Поляки не без гордости говорят, что они были единственными, кому удалось хоть раз захватить Кремль. Это было в начале 17-го века, почти за двести лет до того, как это не удалось сделать Наполеону и за триста - до того, как это не удалось сделать Гитлеру.

Не так давно в Москве день празднования национального праздника был перенесен с 7 ноября - в честь большевистской революции - на 4 ноября - день, когда русские наконец избавились от ненавистных польских оккупантов.

При том, что у нынешнего плохого состояния отношений между Россией и Польшей и так немало исторических прецедентов, отношения между двумя странами остаются на таком же низком уровне, как и сразу после распада советского блока в 1989 году.

Недавняя поездка в Польшу Глеба Павловского, советника президента России Владимира В. Путина, в полной мере отразила, по сообщению польской газеты Gazeta Wryborcza, плохую направленность обеих стран по отношению друг к другу.

- Поляки говорят о русских так же, как антисемиты о евреях, - заявил Павловский.

- Вы ищете себе врага и находите его в Польше, - не преминул ответить министр иностранных дел Польши Адам Даниэль Ротфельд (Adam Daniel Rotfeld).

Хорошо, во всяком случае, уже то, что ни та, ни другая сторона больше не грозит противнице нападением и оккупацией, так что можно предполагать, что история войн и разделов территорий между Россией и Польшей вряд ли повторится вновь. Однако каждый день, когда от кого-нибудь из политиков или политологов с той или другой стороны российско-польского противостояния раздается что-нибудь резкое или гневное в адрес другой стороны, эти слова сразу же эхом отражаются от множества обломков взаимных подозрений, усеивающих поле Восточной Европы после 'холодной войны'.

- Это результат не польской политики, а внутренних процессов, происходящих в России, - объясняет нынешнее незавидное состояние российско-польских отношений (по большей части, правда, с польских позиций) Яцек Чихоцкий (Jacek Cichocki), директор Польского центра по проблемам Востока (Polish Center for Eastern Studies) при Министерстве иностранных дел.

Аналитики в большинстве своем согласны, что непосредственной причиной нынешней напряженности стала ведущая роль, которую сыграла Польша в прошлогоднем конфликте на Украине, когда президент Александр Квасьневский (Aleksander Kwasniewski) открыто выступил против кандидата, поддержанного советскими силами - за 'оранжевую революцию' и за Виктора А. Ющенко.

С точки зрения поляков - а поляки считают, что у них по очевидным причинам есть некое особое понимание России - переориентация Украины в сторону Европейского Союза и Запада знаменует серьезную, даже историческую ступень стабильной утраты Россией влияния в своем собственном регионе, которая началась еще в 1989 году, когда в Польше достигло успеха движение 'Солидарность'.

Однако отношения между Россией и Польшей, в основном державшиеся на хорошем уровне в 90-е годы прошлого столетия, начали портиться задолго до 'оранжевой революции'.

- Проблемы начались еще в начале прошлого года, - считает Чихоцкий. - Причем первой их причиной стала очень нервная реакция Москвы на расширение ЕС.

В результате последней волны расширения Европейского Союза, официально свершившейся в мае прошлого года, в объятия демократического Запада бросились восемь стран бывшего советского блока, включая три бывшие республики Советского Союза - Латвию, Литву и Эстонию.

После расширения ЕС последовали и другие исторически-связанные недружественные шаги. В мае этого года Квасьневский получил приглашение в Москву на празднование 60-й годовщины окончания Второй Мировой войны, однако прием ему оказали второсортный, и, как считают в Польше, сделали это демонстративно.

Путин не просто оставил для Квасьневского место лишь в заднем ряду высоких гостей, прибывших на церемонию, но и не признал Польшу союзником в борьбе против Германии. Также он не счел нужным ни извиниться за подписание Советским Союзом и нацистами антипольского пакта в 1939 году, ни вспомнить о советском влиянии, которое Квасьневский назвал полувековым периодом 'сталинских репрессий' Польши. Ничто из этого не было оставлено Польшей без внимания.

Когда поляки примерно в это же время бойкотировали широко разрекламированные гастроли балетной труппы Большого театра - из-за практически пустых залов гастрольный тур пришлось прервать на половине - в ежедневной российской 'Газете' инцидент приписали 'вошедшему в пословицу польскому гонору'.

Недоверие поляков к России, активно подпитываемое памятью о прошедших пятидесяти годах, очень сильно и проявляется во множестве форм. В польском парламенте уже долго тянется антикоррупционное расследование вокруг приватизации крупнейшей нефтяной компании страны Orlen. Главная версия, которую рассматривают парламентарии - что контроль над компанией попытались захватить бывшие агенты КГБ со своими польскими подельниками, что, по словам многих экспертов, могло бы нанести серьезный ущерб национальной безопасности Польши.

Кроме всего прочего, в прошлом году особенно гневную реакцию Польши вызвало решение российской официальной комиссии, занимавшейся расследованием массового убийства поляков сталинскими войсками в Катыни, на Украине, в 1940 году. Многие годы Советы утверждали, что это преступление совершили нацисты. Комиссия же пришла к выводу о том, что это не было ни преступлением против человечности, ни военным преступлением, а обычным преступным актом. Еще больше Польшу разгневало то, что после этого Россия отказалась открыть свои архивы для польской комиссии.

'Словесная война показала, что - по крайней мере, для Польши - отношения с огромным восточным соседом до сих пор остаются 'сырыми' и до сих пор далеко не дотягивают до того стабильного и положительного состояния дел, которого Польша достигла с другим бывшим врагом - Германией', - написал по этому поводу англоязычный польский журнал Poland Monthly.

(В конце июня трения возобновились с новой силой: в прошлое воскресенье президент Путин пригласил на празднование 750-летия со дня основания Калининграда канцлера Германии Герхарда Шредера и президента Франции Жака Ширака, однако не пригласил лидеров Польши и Литвы - двух стран, между которыми и зажат российский анклав. Квасьневский, обычно всегда остающийся дипломатичным и сохраняющий спокойствие, на этот раз не выдержал. В понедельник он дал интервью польскому телевидению, в котором подверг критике и саму идею празднования, и то, что Путин пригласил лидеров Германии и Франции, и даже поддержку, выраженную Берлином в отношении проекта нового газопровода, который Россия намеревается протянуть по дну Балтийского моря в обход Польши и Литвы.)

Русские уже давно считают, что их нация во время Второй Мировой войны пострадала гораздо больше, чем все остальные: погибло около 27 миллионов жителей. То же самое касается и страданий русских от Сталина, в результате 'чисток' и массовых арестов погубившего как минимум 20 миллионов человек. При таком масштабе собственных потерь Россия не испытывает большой потребности признавать уступающие по масштабам потери других народов.

Либеральная российская газета 'Время новостей' недавно написала, что вопросы исторических преступлений уже долгое время решались на основе 'взаимного замалчивания', когда страны Прибалтики и Польша 'нарушили конвенцию', начав вслух говорить о своих исторических обидах. В то же время, 'почему-то считается, что Россия должна молчать', - пишет газета.

Польские аналитики приписывают агрессивную, по их словам, политику России, особенно на Украине, тому, что Россия сама не нашла для себя места в мире после 'холодной войны'. Это означает, что в ее политике остается многое от империализма - от желания доминировать над соседями, как над Украиной, до стойкого нежелания 'пятнать' свой имидж признанием прошлых преступлений. В то же время, хотя самих русских постоянно терзает искушение признать, что Европейский Союз и его расширение на восток предоставляют им широкие экономические возможности, они все же считают это опасностью - причем опасностью по большей части для престижа России, который выражается в основном в способности удержать в рамках единого целого разваливающуюся Российскую Федерацию.

- Эмоции, связанные с расширением Европейского Союза, оказываются для них сильнее прагматического мышления, - говорит Яцек Чихоцкий. Он считает, что пройдет еще немало времени, прежде чем Россия перестанет считать угрозой процветающую и демократическую Польшу.

В подготовке материала для данной статьи участвовали София Кишковски (Sophia Kishkovsky) из Москвы и Джуди Демпси (Judy Dempsey) из газеты The International Herald Tribune - из Берлина.


К списку                                           © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru