Закулисная история революции (Статья из "Gazeta Wyborcza")
15.04.2005

Украинская 'оранжевая революция' - наиболее драматичное событие последних нескольких лет в Европе - завершилась без кровопролития. Благодаря чему? Мудрости правящих и оппозиции? Неисполнению приказов специальными силами? Посредничеству Запада, главным образом Польши?
- Если бы вы опоздали на один день, быть может, вообще незачем было бы приезжать - заявил Виктор Ющенко польским посредникам 6 декабря 2004 г., после последнего раунда 'круглого стола'. Тогда было уже очевидным, что победил мирный вариант. Когда двумя неделями ранее начиналось западное посредничество, на Украине более правдоподобным представлялся сценарий, заканчивающийся кровопролитием.


23 ноября: Звонок Кучмы


Во вторник, 23 ноября, на второй день массовых демонстраций в Киеве, около полудня Александру Квасьневскому позвонил Леонид Кучма. Он уже знал о том, что на Западе нарастает критика в отношении фальсифицированного второго тура выборов, и ему хотелось убедить Европу в том, что в его стране ничего страшного не происходит. Поэтому он позвонил наиболее близкому ему политику на Западе, старому приятелю 'Саше' Квасьневскому, который не порвал с ним даже после скандалов вокруг убийства оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе и продажи оружия Ираку.
Квасьневский не дал себя переубедить. Он объяснил Кучме, что Европа относится к делу серьезно и так просто это не оставит. При этом Квасьневский подчеркивал, что на Украине не должна пролиться кровь. Мимоходом он заявил также, что Польша может попытаться помочь в разрешении кризиса. Ни о чем конкретном тогда не говорилось.
Тем временем обстановка в Киеве становилась все серьезнее. Властные структуры все конкретнее готовились к силовому варианту. В треугольнике Кучма - Янукович - МВД шли консультации, надо ли и каким образом 'покончить со спектаклем на Майдане'. В то же самое время в лагере оппозиции с каждым часом, по мере того, как увеличивалась толпа, чаша весов склонялась на сторону тех, кто шел на силовое решение. Виктор Ющенко самочинно принес президентскую присягу. Вечером Юлия Тимошенко повела несколько тысяч людей на здание администрации президента.
Ющенко тоже хотел во вторник говорить с Квасьневским. Целый день секретариаты пытались соединить их. Однако сперва Квасьневский должен был отправиться на запланированные встречи, а затем Ющенко был вынужден заняться попыткой овладеть - силами толпы - зданием администрации. Разговор произошел около полуночи. И тогда впервые лидер украинской оппозиции попросил Квасьневского выступить в роли посредника. У Квасьневского не было еще ясной концепции, однако он с самого начала подчеркивал, что посредническая миссия должна быть мероприятием Европейского Союза, а не только Польши.
Президент позвонил главе дипломатии ЕС Хавьеру Солане. Польский евродепутат и бывший министр иностранных дел Бронислав Геремек уже ранее уговаривал Солану предпринять активные шаги на Украине.
- Сперва Солана был неумолим, однако в конце концов он согласился запросить мнение важных европейских столиц - что они думают насчет отправки миссии ЕС в Киев - рассказывает источник, близкий к Квасьневскому.
- Квасьневскому был дан 'зеленый свет' - в частности, канцлером Германии Герхардом Шредером. - Однако большого энтузиазма в этой поддержке не было. Немцы не договорились также с Москвой, - о чем просил Квасьневский - что та не будет вставлять палки в колеса польской миссии - говорит наш собеседник. Реакция президента Франции Жака Ширака была еще прохладнее. Зато Квасьневский получил поддержку Белого дома.


24 ноября: Поляки в Киеве


В среду в полдень в Президентском дворце в Варшаве собрался узкий круг лиц, имеющих право решающего голоса в польской внешней политике. Решили послать в Киев группу посредников по подготовке возможного визита президента, хотя этот вопрос еще и не был решен окончательно.
Вечером в столицу Украины прибыли: Станислав Чосек из канцелярии президента, директор департамента Америки в МИДе Генрик Шлайфер, директор департамента Восточной Европы Войцех Зайончковский, советник премьера по делам Украины Ольга Иваняк. Руководителем миссии стал Яцек Ключковский, лично знакомый со многими украинскими политиками. Шлайфер находился в постоянном контакте с дипломатами из США. Чосек, бывший посол в Москве, должен был 'взять на себя' контакты с русскими. Все, однако, закончилось одной встречей с послом Виктором Черномырдиным. Во второй раз Чосека в посольстве России принял второстепенный чиновник. Разговор велся обрывочными фразами, а гостю даже не предложили кофе. Ключковский, Иваняк и Зайончковский должны были обеспечить доступ к ключевым фигурам по обеим сторонам украинской баррикады.
Группе предстояло выведать, существует ли вообще в Киеве шанс на компромисс, а если да, то на каких условиях.
Вскоре после приезда поляки общались с главой МИД Константином Грищенко. Хотя и являясь членом команды Кучмы, Грищенко демонстрировал открытость. МИД был одним из тех ведомств, которые быстрее всех и практически в полном составе перешли на сторону Ющенко.
- Грищенко заявил нам прямо: вам придется поторопиться. Быть может, Кучма пойдет на компромисс, однако его влияние на силовые структуры с каждым днем все меньше и меньше - вспоминает Ключковский.
Начало работы не предвещало особых успехов. Около полуночи Ключковский и Иваняк встретились с одним из главных советников Ющенко - Александром Зинченко. Для лидеров оппозиции среда была самым тяжелым днем. Избирком официально объявил о победе Януковича, людей на Майдане Незалежности становилось все больше, однако не так, как в первые два дня протестов. Не удалось овладеть администрацией президента, а плюс ко всему власти объявили о предстоящем приезде в столицу десятков тысяч своих сторонников. Окружение Ющенко не имело представления о том, что предстоит делать дальше. Зинченко заявил полякам, что он сомневается в том, что посредничество может что-либо принести. И добавил: - Мы идем на все. Максимум - мы погибнем. Однако, в конце концов, от имени лагеря Ющенко он заявил, что начнет разрабатывать планы компромисса.


25 ноября: Кучма гремит, но сдает


Первая встреча польской группы с Кучмой состоялась в четверг около полудня. Началось все ужасно. Кучма долго обвинял Запад и поляков в пристрастности, кричал, что на Майдане Незалежности стоят исключительно люди, 'оплачиваемые Березовским и Соросом', жаловался на то, что не может работать в собственных зданиях.
- Это была тактика, которую президент Кучма повторял во время последующих встреч - говорит Ключковский. - Пятнадцать минут греметь, атаковать, испытывать выдержку собеседников. И лишь потом, после консультаций со своим советником Сергеем Левочкиным, Кучма переходил к сути дела.
Левочкин - это очень интересная фигура. На протяжении последних месяцев этот молодой человек из Донецка был первым помощником Кучмы. Ни для кого не было секретом то, что он должен был контролировать президента в интересах премьера Виктора Януковича и его команды из Донецка. Плюс ко всему у Левочкина были прекрасные контакты с россиянами.
- Однако в определенный момент мы поняли, что он играет ни на Януковича, ни на Россию, а прежде всего на самого себя - говорит один из польских посредников на Украине.
Именно Левочкин впервые в присутствии Кучмы произнес ключевое слово 'пакет'. Кучма и его соратники, а также поддерживавшие власть бизнесмены (зять президента Виктор Пинчук и глава донецкого клана Ринат Ахметов), с которыми встречалась польская миссия, предлагали разделить власть. К примеру, по принципу: Янукович - президент, Ющенко - премьер.
- Это позволило нам понять, что украинская верхушка отнюдь не уверена в своей победе и на всякий случай готовит себе тыл - добавляет наш собеседник.
Это было важным фактором при выборе стратегии ведения переговоров. Но в тот четверг Л.Кучма долго не хотел ничего слышать о посредничестве. Он говорил, что поляки могут самое большее 'призвать агентов покинуть Киев'.
Уверенность власть предержащих в Киеве, что революция - это в большой мере 'польская работа за американские деньги', была абсурдной. Более того, отношения властей Республики Польша с украинской оппозицией были достаточно прохладными. Почему? Причин было несколько.
Во-первых. Окружение А.Квасьневского было разочаровано тем, что В.Ющенко не был в состоянии склонить своих сторонников на западной Украине к осуждению массовых убийств поляков на Волыни во время Второй мировой войны и к закрытию вопроса о кладбище 'Орлят'. Во-вторых, до трений дошло дело весной 2004 г. после встречи В.Ющенко с А.Квасьневским в Варшаве. Оба участника переговоров договорились тогда, что встреча не получит широкого освещения. Тем временем, после возвращения В.Ющенко в Киев его штаб начал использовать эту встречу в предвыборной борьбе. Наконец, вслед за американцами, поляки с удивлением восприняли голосование блока В.Ющенко по вопросу вывода украинских войск из Ирака. 'Наша Украина' разделилась в данном вопросе, и как Варшава, так и Вашингтон посчитали, что лидер оппозиции не может влиять даже на свое окружение.
Самым важным было, однако, неверие в силу украинской оппозиции. За несколько месяцев до выборов польское посольство в Киеве присылало в Варшаву аналитические материалы, из которых следовало, что украинские демократы - это выделившаяся из общества элита, а ее шансы на приход к власти так же малы, как и у либералов в России. Конечно, были и такие, которые думали по-другому, но превалировали скептические оценки.
Польские оценки изменило отравление В.Ющенко, визит министра иностранных дел В.Чимошевича в Киев перед вторым туром выборов и его переговоры с оппозицией, а также блестящие результаты В.Ющенко в первом туре голосования, но прежде всего, растущая уверенность, что В.Янукович попробует выиграть выборы путем их фальсификации. Это бы означало для Польши катастрофу - Запад окончательно поставил бы на Украине крест, а новая власть в Киеве была бы в полной зависимости от Москвы. Перед вторым туром Варшава имела уже ясный план по недопущению такого сценария.
В четверг Л.Кучма согласился, в конце концов, с 'неприменением силы обеими сторонами'. После почти двухчасовых переговоров их польские участники вышли с первой победой: президент Украины соглашался на 'круглый стол'.
После этих переговоров, а также после информации о том, что толпы людей приветствовали Леха Валенсу в Киеве, в Президентском дворце в Варшаве было принято решение: утром следующего дня А.Квасьневский должен лететь в Киев. Вместе с ним летят Х.Солана и президент Литвы Вальдас Адамкус. Вопреки советам команды из Киева, А.Квасьневский решил лететь уже в пятницу утром, а не вечером.
Тем временем, еще в четверг вечером В.Янукович не хотел слышать ни о каких переговорах с оппозицией. Премьер и его окружение все еще считали, что они в состоянии - может быть прибегая к использованию силы - провести в жизнь фальсифицированные итоги выборов. Полякам говорили, что они не могут выступать в качестве посредников, т.к. 'де-факто' находятся на стороне оппозиции. В.Янукович, ко всему прочему, чувствовал себя лично задетым Л.Валенсой, который, пытаясь проводить посреднические переговоры по просьбе оппозиции, и потрясенный нежеланием премьера вести какой-либо диалог, просто ему заявил, что ' с народом надо разговаривать'. В.Янукович решил, что не позволит себя поучать. В дополнение ко всему он считал, что переговоры Л.Валенсы являются частью миссии А.Квасьневского и ЕС. Следовательно, он уже не хотел иметь ничего общего с поляками.
Несмотря на это, около полуночи эмиссарам из Варшавы удалось встретиться с Андреем Клюевым, одним из руководителей предвыборной кампании В.Януковича и влиятельным лицом в его 'Партии регионов'. Поляки убеждают его, что миссия Л.Валенсы не имеет ничего общего с готовящимся 'круглым столом'. Они также отвергают обвинения в предвзятости: 'Мы не играем вместе с В.Ющенко. Мы просто не хотим, чтобы Украиной управлял президент, не признанный должным образом мировым сообществом. Это не отвечает ни вашим, ни нашим интересам. Вы действительно хотите, чтобы на международной арене к вам относились как к Белоруссии?


1 декабря: От стены до стены


Второй тур "круглого стола" 1 декабря был более конкретный, хотя не обошлось без эксцессов. У Кучмы случались приступы агрессии в отношении Запада и оппозиции. Он вновь начал с длинного списка обвинений в адрес Ющенко. В этот раз Ющенко, как и неделю тому назад Квасьневский, спросил: "Мне выйти?".
Кучма прикусил язык. Но в тот же день заявил корреспондентам "Нью-Йорк Таймс", что "толпа не может решить судьбу государства", и сравнил оранжевую революцию с большевистской.
"Кучма на протяжении всего кризиса метался от стены к стене. Благодаря воле Бога, под конец оказался у той, которая была за мирное и демократическое разрешение ситуации", - подытоживает Я.Ключковски.
"На Кучму оказывалось большое давление со всех сторон, в связи с чем у него было минимальное поле для маневров. Он не мог действовать открыто. Самым важным является шаг, который, безусловно, позитивен", - защищает Кучму один из политиков в его ближайшем окружении.
Роль бывшего президента Украины действтельно поразительна. Перед вторым туром "круглого стола" он заявил делегации депутатов от Европарламента: "Ющенко и так будет президентом. Почему его беспокоит, станет он им черезтри недели или через три месяца?" Неужели действительно Кучма верил в победу Ющенко, или предусмотрительно тянул время: "что-нибудь придумаю?"
После второго тура "круглого стола" эти вопросы остались без значения. Все сошлись на том, что решение о необходимости повторных выборов и о форме их проведения примет Верховный суд. Это была великая победа оппозиции, которая открыла ей путь к власти.
"Раньше я скептически относился к переговорам с властью, однако после таких решений убедился, что они имеют смысл," - говорит Стечкив.


3 декабря: Не было штурма дачи


3 декабря Верховный суд принял решение о повторном проведении второго тура выборов через три недели.
Но в обмен на уступки со стороны власти оппозиция согласилась на форсированную ранее Кучмой реформу конституции, которая ограничивает власть президента и создает предпосылки к тому, что в 2006 г. ключевой фигурой на Украине будет премьер-министр. Часто оппозиция не желала пойти на этот компромисс, ограничивающий прерогативы Ющенко. Она грозила сорвать голосование в парламенте по данному вопросу. Кучма, в свою очередь, с реформой конституции увязывал подписание законов, необходимых для повторного проведения второго тура президентских выборов.
"Возник клинч. Ю.Тимошенко и И.Плющи решили, что брать надо все или ничего и таким образом настраивали депутатов от оппозиции", - говорит Луценко.
После решения суда протесты в Киеве несколько ослабли. Часть оппозиционеров блокировала дачу Кучмы под городом, что довело президента до белой горячки. Когда его дочь хотела поехать в Киев, взбешенный Кучма позвонил Ющенко, чтобы ее пропустили. Блокадой дачи руководили киевские коменданты Луценко, Стечкив и депутат В.Филенко. В день голосования над поправками конституции они объявили своим коллегам, что есть возможность взять власть без уступок. Просто нужно взять штурмом дачу Кучмы. Предложили, чтобы в первом ряду шли депутаты, т.к. может пролиться кровь.
"Большинство наших коллег струсила и проголосовала за внесение поправок в конституцию. Таковы кулисы исторического компромисса", - смеется Стечкив.
"В смысле давления на власть роль Польши и Запада имела ключевое значение, - говорит профессор М.Попович, директор Института философии Академии наук Украины, - хотя я и далек от создания народных мифов, должен подчеркнуть, что без Майдена Неподлеглосче не было бы места для посреднической миссии. Все разошлось бы по скелету. Революцию сделал украинский народ, и это он ее выиграл. А мир ему только помогал".


26 ноября: 'Круглый стол'


После этого ночного разговора лагерь Януковича не отказывается уже, по крайней мере, формально от своего участия в 'круглом столе'. Однако следующая встреча с его представителем, главой штаба премьера С.Тигипко в пятницу утром, является чрезвычайно важной. Тигипко кричит на поляков и грозит, что вот-вот на центр Киева двинется 20 тыс. шахтеров из Донецка, 'чтобы снять блокаду учреждений и сделать возможной работу выбранного украинским народом президента Януковича'.
Сильно обеспокоенные Иваняк и Заончковский звонят Ключковскому. Он ассистирует в беседе А.Квасьневскому, который только что приземлился в Киеве, с Кучмой. Квасьневский спрашивает президента Украины, не провокация ли это. Кучма явно нервничает: 'Мы не так договаривались, вчера было совещание, на котором было решено, что все акции должны быть прекращены, по крайней мере, на время пребывания переговорщиков!'.
Звонит, чтобы шахтеров не пустили в город. Ключковский: 'Было видно, что Кучма действительно перестает владеть ситуацией'.
Незадолго до полудня несколько тысяч 'донецких' все же появились в центре столицы. Голодные, уставшие, некоторые из них в нетрезвом состоянии, были быстро 'усмирены' киевской толпой - главным образом, женщинами, раздающими им еду, теплый чай и агитирующими за оранжевую революцию. Если бы шахтеров было не пять, а двадцать тысяч, дело выглядело бы иначе? Видимо нет.
Важным является нечто другое - в день первого 'круглого стола' в Киеве лагерь Януковича все еще верил, что удастся силой изменить ход событий, что получится без оглядки на Запад добиться победы Януковича. Окружение премьера верило в это еще два дня - до воскресенья 28 ноября.
Предполуденные переговоры А.Квасьневского и Х.Соланы, подготавливающие 'круглый стол', не были легкими. Л.Кучма вновь начал с обвинения в адрес оппозиции и Запада. Спустя 10 минут после начала атаки, президент РП прервал его и спросил: 'Леонид, мне встать и уехать сразу же в Варшаву?'.
Л.Кучма успокоился, но все еще продолжал выдвигать нереальные условия, чтобы 'круглый стол' состоялся у него в резиденции в Кончей Заспе под Киевом, поскольку 'в центр меня не впустят'. Затем - чтобы перед переговорами была снята блокада учреждений. Квасьневскому с огромным трудом удалось отговорить его от этих требований.
Еще хуже дело обстояло с Януковичем. Этот вообще ни за что на свете не хотел слышать о том, чтобы за 'круглым столом' говорили о повторении голосования. Квасьневский убедил его в конце концов аргументом, что ему нечего бояться, если он верит в то, что за него проголосовало на 1 млн. людей больше, чем за Ющенко. У Януковича остался еще один довод: 'Но закон не допускает повторного голосования'.
А.Квасьневский: 'Тогда давайте сделаем так, чтобы закон это допускал!'.
Таким образом, было обозначено направление политического разрешения кризиса. Заседания украинского 'круглого стола' начались в Мариинском дворце после 17 часов. Хозяева - канцелярия Кучмы - готовились к ним в последний момент. В спешке протирали пыль, помощники и журналисты в течении трех часов не получили даже воды.
За самим столом ситуация была нервозной. Правительственная сторона не была подготовлена к переговорам, зато Ющенко пришел на заседание с ворохом бумаг, подтверждающих фальсификацию, допущенную в ходе выборов. У него также были конкретные предложения выхода из кризиса, разработанные группой его аналитиков (под руководством А.Гриценко, тогдашнего главы Центра Разумкова, а ныне министра обороны) при негласной помощи польских переговорщиков. Янукович не имел ничего. В ходе переговоров он покинул Мариинский дворец, чтобы посоветоваться со своим штабом. 'За мной правда. Мы не прогнемся под правом силы', - говорил он, пойманный журналистами в кулуарах.
Однако было видно, что первый раунд 'круглого стола' явился для него поражением. Впрочем, западные переговорщики, которые ранее пытались сохранить беспристрастность, перестали скрывать свою симпатию к лагерю Ющенко. 'Первое заседание 'круглого стола' привело к тому, что тот, кто сомневался в профессионализме Ющенко и его способностях государственного деятеля, вынужден был пересмотреть свою позицию', - рассказывает один из переговорщиков.
По предложению Квасьневского была организована телевизионная трансляция заседания Верховного суда, который рассматривал жалобы, возникшие в ходе проведения выборов. Для людей на восточной Украине эта трансляция явилась шоком, который можно сравнить лишь с дебатами Валенса - Медович в Польше в 1988 году.
Представляющий за 'круглым столом' Россию председатель Госдумы Б.Грызлов вел себя абсурдно. Он редко пытался влиять на ход дискуссии, зато зачитывал с бумажки тезисы об 'иностранной интервенции' и 'массовых подтасовках Ющенко результатов выборов на западной Украине'. Впрочем, этот тезис оппозиция, поляки и Х.Солана использовали как очередной повод для повторения голосования.
Переговоры затягивались по ключевому вопросу - повторить выборы целиком (тогда может быть удалось бы исключить из них Ющенко), или только второй тур. Первый раунд 'круглого стола' перелома не принес, Кучма зачитал лишь заявление от имени всех участников, что стороны конфликта 'отказываются от применения силы'. Но это было, скорее всего, формальностью, поскольку одна из сторон - Янукович и его сторонники - потихоньку склонялись к силовому решению вопроса.


27 ноября: Штурмовики и голуби


Тем временем протесты в Киеве усилились и лагерь Ющенко разделился на радикалов и 'голубей'. Первые считали, что нужно брать власть силой вместо того, чтобы втягиваться в переговоры, тем более, что на сторону революции переходили очередные структуры. Офицеры милиции, армии, спецслужб, курсанты Академии МВД в Киеве не боялись открыто выступать на Майдане Незалежности. Очередные города объявляли о том, что президентом считают Ющенко.
'Каждую ночь во время заседаний Комитета народного спасения (временного правительства - ред.,) сталкивались разные концепции' - рассказывает Ю.Луценко, один из главных деятелей штаба Ющенко. Большинство хотело захватить власть, занимать новые правительственные здания. Ющенко был решительно против этого. Он упорно настаивал на переговорах, абсолютно легальных и на мирном переходе власти. И, как оказалось, он был прав.
Ночью происходили презабавные ситуации. Часть оппозиционных групп разрабатывала планы штурма здания правительства и администрации президента, часть отговаривала их от этих планов. 'Я отвечал за блокаду администрации Л.Кучмы на Банковской улице. У нас было разработано три сценария штурма',- признается Т.Стечкив. Наиболее абсурдный предполагал использование приставной лестницы. . .у кордонов милиции и проникновение на территорию здания так, как штурмовали средневековые замки. 'Я регулярно докладывал Ющенко, какова ситуация и каковы возможности атаки. Но каждый раз он был решительно против применения силы. Тогда я возмущался, сегодня признаю, что он был прав',- говорит Стечкив.
Наиболее активными были сторонники Ю.Тимошенко. Эти хотели захватывать все: от министерств и государственных агентств до штабов территориального самоуправления. 'Я целый день стоял на сцене, подогревая толпу, проводил походы по городу, у меня было совершенно разодрано горло. А по ночам ходил по Киеву и гасил запал людей Юльки',- смеется Луценко.
При этом уверял милиционеров в том, что никто не собирается их атаковать, чтобы они не мобилизовывали дополнительные силы. Благодаря таким переговорам, не только Луценко, в Киеве, где нон-стоп проходили стотысячные демонстрации, удавалось сохранять относительное спокойствие. В течение 17 дней оранжевой революции не было зафиксировано ни одной стычки с милицией, хотя оказий было более, чем достаточно.
В субботу на президентской даче в Кончей Заспе состоялось совещание с участием Л.Кучмы, В.Януковича и глав силовых структур. По мнению газеты 'Нью Йорк Таймс', Янукович потребовал быстрого проведения своей инаугурации и разгона толпы при помощи силы. Кучма не согласился. Янукович обвинил его в предательстве.


28 ноября: Поход на Киев


Наступило воскресенье. До обеда Совет безопасности Украины формализует решения, принятые на Кончей Заспе, и декларирует мирное разрешение кризиса. Более того, Кучма конфиденциально встречается в приватной обстановке - первый раз за несколько недель - с Виктором Ющенко. Последнего сопровождает бывший председатель парламента Иван Плющ. Атмосфера свободная, а тосты так многочисленны, что через несколько часов удивленные охранники видят Кучму с оранжевым шарфом революции на плечах. Собеседники расстаются, находясь в дружеских отношениях.
Вечером происходит что-то, чего и сегодня до конца нельзя объяснить. Власти принимают решение направить в Киев 10 тысяч вооруженных солдат внутренних войск. Неизвестно, кто отдал приказ. Мало вероятно, что это сделало руководство МВД без согласия высших политических властей.
До черты города солдаты не доехали, так как оппозиция была предупреждена об этом спецслужбами, которые пытались предотвратить кровопролитие. Армия также пригрозила, что, если внутренние войска откроют огонь по толпе, вооруженные силы 'встанут на сторону народа'.
Несколько наших собеседников и на Украине, и в Польше подтверждают, что без ведения Кучмы попытка направить войска МВД против демонстрантов была невозможна. 'Он по-прежнему сохранял контроль над силовыми структурами' - твердо уверен западный дипломат в Киеве.
Так зачем он отдал такой приказ, если несколькими часами ранее он братался с Ющенко?
'Кучма не является политиком высокого уровня' - считает польский политик, находившийся в Киеве в ходе оранжевой революции, - У него нет твердых принципов, выработанной стратегии. Это человек, который слушает последнего собеседника'.
По мнению другого польского эксперта, возможно, что вечером 28 ноября окружение Кучмы осуществило такое давление на президента, что тот в конце концов сломался и на вопрос о применении силы согласно кивнул головой. А спустя час вместе с надежными людьми и офицерами Службы безопасности Украины начал действовать так, чтобы из этого ничего не вышло. 'Испугался, пришел в себя, прозрел - называйте это как хотите, но фактом остается, что он опять поменял решение на 180 градусов'.
Что предотвратило этот поход? Конечно тот факт, что оппозиция быстро о нем узнала. Конечно, реакция Службы безопасности и армии. Но также и международное давление, в том числе Польши. Поздним вечером до Кучмы и Януковича пытаются дозвониться лидеры либо главы МИД нескольких западных государств. Как правило, они разговаривали не с Кучмой, а с главой его администрации Виктором Медведчуком. Однако Кучма был в курсе целей этих звонков. В этот раз они требовали, чтобы он сдержал свои обещания не применять силу.
Самая острая реакция была со стороны американцев. Они сообщили президенту, премьеру и всем руководителям силовых структур, что тех, кто прольет в Киеве кровь, они будут рассматривать в качестве подозреваемых в совершении преступления против человечности со всеми вытекающими последствиями. То есть их счета за границей могут быть заморожены, а их самих правительство США будет разыскивать как преступников.
'Я могу сказать только одно. Происшествия вечером 28 ноября не были единственным случаем, когда применение силы висело на волоске. Мы получили сигналы как минимум о 3-4 таких акциях' - говорит близкий сотрудник Ющенко. категорически не желая раскрывать подробностей, - Надеюсь, что вскоре вы узнаете об этом из официальных сообщений генеральной прокуратуры'.
Первая кровавая резня могла состояться еще перед первым туром выборов, который прошел 31 октября. Неделей ранее оппозиция организовала массовую демонстрацию у здания Центризбиркома с требованиями проведения честных выборов. Власти предприняли исключительные меры безопасности. К зданию были подтянуты бронетранспортеры и водометы. Очевидцы утверждают, что милиционеры и солдаты внутренних войск получили боевые патроны.
Вечером, когда на площади осталось только несколько тысяч человек, имела место провокация. Милиционеры стали теснить лидеров оппозиции, несколько человек были избиты. В стычке принял участие сам Ющенко, его телохранители уложили на землю нескольких агрессивных подростков. В ходе их личного досмотра оказалось, что все они имели при себе удостоверения сотрудников спецслужб. 'Признаюсь, я держал руку на пистолете. Если бы кто-либо из нас сделал первый выстрел, власти применили бы силу. К счастью, мы удержали свои нервы' - говорит один из охранников Ющенко.
Все закончилось легкой потасовкой. К счастью, потому что спустя час после столкновения в лагерь оппозиции пришли офицеры внутренних войск. Они рассказывали, что в случае серьезных столкновений у них был приказ применить огнестрельное оружие против демонстрантов. Патроны были уже розданы. Однако - уже тогда, за месяц до оранжевой революции - они убеждали, что часть подразделений направила бы оружие против коллег, если бы те начали стрелять в людей.


1 декабря: От стены до стены


Второй тур "круглого стола" 1 декабря был более конкретный, хотя не обошлось без эксцессов. У Кучмы случались приступы агрессии в отношении Запада и оппозиции. Он вновь начал с длинного списка обвинений в адрес Ющенко. В этот раз Ющенко, как и неделю тому назад Квасьневский, спросил: "Мне выйти?".
Кучма прикусил язык. Но в тот же день заявил корреспондентам "Нью-Йорк Таймс", что "толпа не может решить судьбу государства", и сравнил оранжевую революцию с большевистской.
"Кучма на протяжении всего кризиса метался от стены к стене. Благодаря воле Бога, под конец оказался у той, которая была за мирное и демократическое разрешение ситуации", - подытоживает Я.Ключковский.
"На Кучму оказывалось большое давление со всех сторон, в связи с чем у него было минимальное поле для маневров. Он не мог действовать открыто. Самым важным является шаг, который, безусловно, позитивен", - защищает Кучму один из политиков в его ближайшем окружении.
Роль бывшего президента Украины действтельно поразительна. Перед вторым туром "круглого стола" он заявил делегации депутатов от Европарламента: "Ющенко и так будет президентом. Почему его беспокоит, станет он им через три недели или через три месяца?" Неужели действительно Кучма верил в победу Ющенко, или предусмотрительно тянул время: "что-нибудь придумаю?"
После второго тура "круглого стола" эти вопросы не имели значения. Все сошлись на том, что решение о необходимости повторных выборов и о форме их проведения примет Верховный суд. Это была великая победа оппозиции, которая открыла ей путь к власти.
"Раньше я скептически относился к переговорам с властью, однако после таких решений убедился, что они имеют смысл," - говорит Стечкив.


3 декабря: Штурма дачи не было


3 декабря Верховный суд принял решение о повторном проведении второго тура выборов через три недели.
Но в обмен на уступки со стороны власти оппозиция согласилась на форсированную ранее Кучмой реформу конституции, которая ограничивает власть президента и создает предпосылки к тому, что в 2006 г. ключевой фигурой на Украине будет премьер-министр. Часто оппозиция не желала пойти на этот компромисс, ограничивающий прерогативы Ющенко. Она грозила сорвать голосование в парламенте по данному вопросу. Кучма, в свою очередь, с реформой конституции увязывал подписание законов, необходимых для повторного проведения второго тура президентских выборов.
"Возник клинч. Ю.Тимошенко и И.Плющ решили, что брать надо все, или ничего, и таким образом настраивали депутатов от оппозиции", - говорит Луценко.
После решения суда протесты в Киеве несколько ослабли. Часть оппозиционеров блокировала дачу Кучмы под городом, что довело президента до белой горячки. Когда его дочь хотела поехать в Киев, взбешенный Кучма позвонил Ющенко, чтобы ее пропустили. Блокадой дачи руководили киевские коменданты Луценко, Стечкив и депутат В.Филенко. В день голосования над поправками конституции они объявили своим коллегам, что есть возможность взять власть без уступок. Просто нужно взять штурмом дачу Кучмы. Предложили, чтобы в первом ряду шли депутаты, т.к. может пролиться кровь.
"Большинство наших коллег струсила и проголосовала за внесение поправок в конституцию. Таковы кулисы исторического компромисса", - смеется Стечкив.
"В смысле давления на власть роль Польши и Запада имела ключевое значение, - говорит профессор М.Попович, директор Института философии Академии наук Украины, - хотя я и далек от создания народных мифов, должен подчеркнуть, что без Майдана Незалежности не было бы места для посреднической миссии. Все разошлось бы по скелету. Революцию сделал украинский народ, и это он ее выиграл. А мир ему только помогал".


К списку                                         © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru