Наследие понтификата
05.04.2005

Якуб Садовский: Имя Иоанна Павла II зачастую называется в контексте экуменического диалога, а на экуменический диалог СМИ часто указывают в контексте биографии Иоанна Павла II. В какой степени закончившийся понтификат изменил состояние дел в межрелигиозных отношениях? С этим вопросом мы обратились к Эльжбете Пшибыл, религиоведу из Ягеллонского Университета в Кракове.

Эльжбета Пшибыл: Во-первых, я считаю, что особо сильно с экуменизмом имя Иоанна Павла II связывают в Польше. Главным образом потому, что полякам присущ взгляд, характерный для общества, связанного с католической Церковью. Действительно, Иоанн Павел II был первым Папой, который столь сильно вошёл в диалог с представителями других религий. Но нельзя сказать, что он – отец экуменизма, или же, что плодом именно его усилий является его развитие. Просто до Иоанна Павла II главный толчок к развитию экуменизма дали протестанты. Отчасти также православные Церкви. Католическая же Церковь вошла в экуменическое движение последней. И если имя скончавшегося папы столь сильно связывают с экуменизмом, то потому, что он, как второй понтифик (первым был Иоанн ХХШ) начал встречаться с представителями других религий. Следует признать, что его встречи с представителями других вероисповеданий были крайне интересными с эмоциональной точки зрения: если глава католической Церкви прибывает в Иерусалим и просит прощения за грехи этой Церкви и её верующих, то это необыкновенно чёткий жест. Но дискуссий о проблемах, о том, что разделяет, было не так уж много: много было приглашений к таким дискуссиям со стороны Папы, многие из них не были приняты.

Я.С.: Но если говорить даже о самих жестах Иоанна Павла II, то многим католикам, привыкшим к немного окостенелой структуре крупнейшей – как ни смотри – Церкви в мире, эти жесты часто не помещались в голове. А что уж говорить об иерархах католической Церкви. Иоанн Павел II не только молился у Стены Плача, но и переступал пороги синагог, мечетей... Многие высокие представители других религий были его гостями в базилике святого Петра – с православным экуменическим патриархом Константинополя Варфоломеем во главе... Были также жесты, требующие от Иоанна Павла расчёта с совестью его Церкви.

Э.П.: Эти жесты были, я думаю, обусловлены личностью Папы. При всём том, что мы знаем о бывшем понтифике, мы знаем также, что все эти спектакулярные жесты были очень искренними. Он не числился к людям, которые – обретши определённую степень в церковной иерархии – забывают о том, что они пережили в прошлом. А Иоанн Павел II как мальчик играл в футбол с еврейскими коллегами, а затем был свидетелем трагедии Холокоста, был очевидцем того, что происходило в концлагере на краковском Плашуве. Эти вещи сформировали его личность. В этом плане, кстати, опыт жизни сближал его с Иоанном ХХШ, также испытавшим на себе ужасы войны. Личность Иоанна Павла II, пережившего ужасы гитлеровской оккупации и знавшего по опыту коммунистический режим, не позволила ему ограничиваться лишь диалогом с верующими его собственной религии. Таким образом понтифик пытался делать всё для того, чтобы нацизм, ненависть, никогда уже не могли повториться – и в этом плане его понтификат был переломным. В принципе, Иоанна Павла второго можно охарактеризовать как папу, понимающего современный мир. Он понимал, что люди конца ХХ века – уже другие, чем в начале столетия, что это люди и общества, которые, в виду своего опыта, под влиянием своей истории, претерпевали ряд метаморфоз. А посему он понимал также, что другой является уже католическая Церковь, и что должно измениться церковное отношение к миру. Папа реализовал эту установку с помощью того, что было ему наиболее доступно: с помощью собственного примера, собственных поступков.

Я.С.: Как вы считаете, в какой степени позиция и поступки Папы Римского повлияли на современных поляков? Что можно сказать о позициях его соотечественников – позициях не только религиозных, но и общественных, гражданских - из перспективы двух дней, прошедших с минуты его смерти? Дни, когда поляки были объединены заботой и молитвой о Папе, мало в чём напоминали польские будни...

Э.П.: Я думаю, что у поляков глубокое сознание того, что Папа был одной из тех личностей, которые формировали то, что происходит в мире. Причём, знают также о том, что Иоанн Павел II формировал мир не со стороны политики и каких-либо доктрин, а – со стороны морали, моральных стандартов. Несмотря на то, находил ли Папа понимание у других или нет, его голос всегда был слышен. В случае Польши – его голос самым прямым образом влиял на перемены в обществе. Если бы не позиция и действия Папы – в Польше, пожалуй, не имели бы места все грандиозные процессы и события, начиная с «Солидарности». Сознание этого среди поляков – это одно. А вторая вещь – это то, что обыкновенная национальная гордость. Нельзя не чувствовать гордость, когда человек такой величины, как Иоанн Павел II, является поляком и подчёркивает свою связь с Польшей. А то, что в последние дни произошло в Польше – это вещь беспрецедентная: такого спонтанного порыва, такого - исходящего ведь не от иерархии, а от самих людей - стремления быть друг с другом, молиться вместе и быть солидарными с Папой в его страдании – такого не было в Польше десятилетиями.


К списку                                      © Copyright 2005 Polskie Radio SA

www.warsaw.ru