Казус Квасьневского. Триумфальное правление президента Польши может закончиться драматически. Споткнулся ли он сам или подставили ножку оппоненты?
24.03.2005

Десятилетнее президентство Александра Квасьневского, отметившего недавно 50-летие, вполне могло стать образцовым. Постоянное лидерство во всех рейтингах популярности в стране и растущий авторитет за рубежом, особенно в связи с посреднической деятельностью во время президентских выборов на Украине. И вдруг повальная атака со всех политических флангов, прогнозы об участи "некогда лучшего друга - Кучмы" и призыв радикалов справа начать процесс импичмента.

Роковое решение

Отсчет эры Квасьневского можно смело начать с сентября 1993 года, когда социал-демократия Республики Польша, пришедшая на смену ПОРП, выиграла парламентские выборы, а спустя два года вознесла на вершину государственной власти своего лидера. Во втором туре он сверг Леха Валенсу вместе с президентским креслом (этот символ власти легенда "Солидарности" увез с собой), а спустя пять лет, в 2000-м, победил уже с первой попытки. Наступило иное политическое время. Бразды правительственного правления были у правых, а их главные конкуренты, объединившиеся в Союз демократических левых сил (СДЛС), ожидали очередного хождения во власть. Но уже без Квасьневского, который еще после первой победы на президентских выборах сразу сдал партбилет.

Левые вернули себе власть. Популярность же партии таяла неудержимо. Вечный соратник и вечный антагонист Квасьневского железобетонный Лешек Миллер вынужден был уйти в отставку сначала с поста председателя партии, а потом - и премьера. Но популярность СДЛС все равно сползла с 36 до 6 процентов. Центр тяжести внутрипартийной власти постепенно перемещался к так называемым региональным баронам. Все чаще достоянием гласности становились удручающие примеры сращивания власти с бизнесом и коррупции на всех уровнях власти.

Череда скандалов на "коррупционной почве" дала основания оппозиции утверждать, что Квасьневский стал заложником в сложившейся по канонам ПНР системе. "Президент является "первым" - как в былые времена секретарь партии - в сильной, спаянной и очень красной команде, состоящей из двух сотен людей с могучим влиянием в политике, бизнесе и СМИ", - говорит Роман Гертых, лидер национал-католической "Лиги польских семей" и одновременно член парламентской комиссии, расследующей деятельность польского нефтяного концерна "Орлен" и обстоятельства неудавшейся приватизации Гданьского нефтеперерабатывающего завода с участием "ЛУКойла".

Вот перед этой комиссией и должен был предстать 8 марта в качестве свидетеля президент Квасьневский. Но в самый канун "судного дня" неожиданно отказался, по его словам, "участвовать в спровоцированной политической авантюре" ("МН" N 10, 2005).

Последствия этого отказа сказаться не замедлили. Обвинения в трусости были не самыми оскорбительными. Выводы оппозиционеров сводились к одному: президент слишком много знает о замешанных в деле высокопоставленных особах, но под присягой говорить об этом не хочет.


Сеанс ненависти


Сейчас говорят, что рядом с Квасьневским в трудную минуту не оказалось никого, кто мог бы предотвратить самый глубокий кризис в его жизни. Хотя советчиков было пруд пруди. Звонил даже находящийся за тысячи километров на лечении Адам Михник, сам в какой-то степени пострадавший от громкого коррупционного скандала. Но никто не мог предугадать, что решение президента не идти на ковер столь повредит ему самому.

Похоже, что Квасьневский почувствовал это сам. За пресс-конференцией последовали интервью в печати и прямом эфире. Отвечать пришлось на вопросы, до которых не додумались бы и члены следственной комиссии. Президента спрашивали о контактах с богатейшими из богатых, встречах с российским экс-шпионом Владимиром Алгановым, желании продать весь энергетический сектор русским и, конечно, о деятельности благотворительного фонда его супруги Иоланты "Согласие без барьеров", через который якобы отмываются грязные деньги. Допытывались и о шурине-швейцарце: по слухам, президент пользовался его банковской картой для перечисления комиссионных, причитавшихся за крупные сделки с иностранными инвесторами.

Квасьневский, как на допросе, отвечал: "Никогда в жизни". Иногда терпения у него не хватало, и он, вспоминая свою журналистскую профессию, перехватывал инициативу у интервьюера и сам задавал вопросы. "Вы полагаете, что я обсуждаю с женой каждого мужчину, которого она встречает?" - вопросом на вопрос отвечал президент, когда из него пытались вытянуть подробности контактов Иоланты Квасьневской с бизнесменами, которые в благотворительных целях подпитывали ее фонд. Первая леди, еще недавно не сходившая с обложек глянцевых журналов и возглавлявшая рейтинги будущих кандидатов в президенты, сегодня вынуждена объясняться по поводу своей активной общественной деятельности. И, как замечает обозреватель "Политики" Янина Парадовска, "Иоланта Квасьневская осталась наедине со своими проблемами, и никто не отважился сказать публично, что она несла людям добро".

На следующий день после отказа Квасьневского предстать перед комиссией ее члены провели перед телекамерами "сеанс ненависти", направив в его адрес поток инсинуаций и оскорблений. Это добавило аргументов правильности принятого президентом решения, которое, как считают его сторонники, оберегло главу государства от унижения.
Однако оппозиция уступать не хочет. Лидер "Лиги польских семей" предлагает наложить на Квасьневского штраф и доставить его на заседание комиссии силой. "Право и справедливость" настаивает на как можно быстром устранении Квасьневского от власти через импичмент.

В ход идут совершенно неожиданные приемы. Ярослав Качиньский, лидер все той же партии "Право и справедливость", которая на предстоящих президентских выборах будет политической базой для его брата - президента Варшавы Леха Качиньского, дал понять, что Квасьневский - российский агент: мол, президент едет в Москву на 60-летие Победы над фашизмом лишь потому, что в тамошних спецслужбах на него давно заведено дело.

В то же время оппозиция по-прежнему опасается Квасьневского, который по окончании президентского срока может возродить левое движение. К тому же в июне могут состояться досрочные парламентские выборы. И хотя правые заранее предвкушают победу и распределяют портфели, их результат далеко не предрешен.

Судьба же Квасьневского зависит теперь в большей степени от того, насколько он сам сможет проанализировать сложную ситуацию и выбрать правильную тактику. Мало кто будет вспоминать о том, что при его президентстве Польша вступила в НАТО и стала членом Евросоюза. А вот кризис в конце срока запомнится.


К списку                                              © Copyright 2005 Www.mn.ru

www.warsaw.ru