Уродливое дитя Ялты (Статья из газеты "Trybuna"). Заявление российского МИДа менее ложно, нежели тезис о том, что гитлеровскую оккупацию сменила оккупация советская
09.03.2005

Отправляясь в Москву на празднование Дня Победы, Александр Квасьневский отдаст почести не Владимиру Путину, а народу, которому Польша обязана своим освобождением от гитлеровской оккупации.

10 лет тому назад оппозиция убеждала премьера Юзефа Олексы, чтобы тот отказался от планов отправиться в Москву на празднование 50-летия Победы над фашизмом. Теперь она противится участию президента Александра Квасьневского в праздновании 60-й годовщины.

В этот раз предлогом стало заявление российского МИДа относительно итогов Ялтинской конференции, вызвавшее в Польше волну возмущения. Так уж происходит на протяжении ряда лет, что мы считаем естественным покрикивать и размахивать кулаками в сторону Москвы, обвиняя ее в империализме и стремлении в очередной раз поработить Польшу. На Путина и его политику мы смотрим сверху вниз, ведь мы, хотя и свою страну как следует обустроить не можем, зато прекрасно знаем, как надо править Россией, которая в 30 раз больше нас.

Россияне время от времени, то есть спорадически (Польшу из резиденции Путина плохо видно), отвечают нам взаимностью. Поступают похожим образом, что и мы. Они не пытаются нас понять, а выдвигают собственные доводы, которые, по их мнению, мы обязаны принимать. На насчитывающий несколько столетий польский стереотип имперской, захватнической России они отвечают помнящим времена Пушкина стереотипным видением неблагодарных поляков. Эти неблагодарные поляки в 1830 году подняли восстание, хотя в Царстве Польском свободы было больше, нежели в областях, населенных русскими. Эти неблагодарные поляки проводили враждебную политику в отношении Советской России, хотя своей независимостью они обязаны Ленину. В период ПНР поляки проявляли неблагодарность, не копируя модель советского социализма и бунтуя против строя, которым они были обязаны СССР. В период Третьей Речи Посполитой неблагодарные поляки забыли о том, кому они обязаны освобождением, и вопреки россиянам вступили в НАТО. Заявление российского МИДа также упрекает поляков в отсутствии благодарности за Ялту.

Конечно, к российскому документу можно прицепиться. Тегеранские, Ялтинские и Потсдамские соглашения имели решающее влияние на устройство и территориальные рамки Польши. Судьба нашей страны была определена без решающего голоса поляков. Однако тогда это было делом нормальным, практиковавшимся на протяжении столетий. Польша ощутила это на своей шкуре в конце XVIII века, когда три государства достигли соглашения по вопросу ее раздела, сначала во время Венского конгресса, а позднее - на конференции в Версале. Пакт Молотова-Риббентропа был выдержан в атмосфере Мюнхенского соглашения. Когда мы сегодня возмущаемся по поводу того, как относились к Польше, мы забываем о том, что мы сами воспользовались случаем и вместе с Гитлером разделили Чехословакию.

Это правда, что, окажись мы в западной сфере влияния, не было бы Народной Польши и социализма. Нельзя, однако, быть уверенным в том, что та Польша включала бы в себя Щецин, Вроцлав, Ополе и Ольштын. Именно СССР после войны гарантировал нам западные и северные границы. Польше это стоило потери Вильнюса, Гродно и Львова. Сохранить эти территории, учитывая позицию СССР, было невозможно. А если даже и предположить, что мы сохранили бы довоенную восточную границу, Польше угрожал бы балканский сценарий девяностых.

Хотя и та демократия и суверенитет, о которой говорится в заявлении МИДа, и которую должна была нам гарантировать Ялта, оказались слишком завышенными понятиями, однако, по моему мнению, Польша вышла из Ялты не самым худшим образом. Последствия послевоенной великой социальной революции переживут и люстрацию, и декоммунизацию, и фальсификацию доморощенными историками истории ПНР. Что-то нигде я не видел, чтобы кто-то из них заметил известный парадокс: порабощенная Советами Польша воспринималась порабощавшими ее Советами как окно на Запад.
Заявление российского МИДа менее ложно, нежели тезис о том, что гитлеровскую оккупацию сменила оккупация советская. Оно менее обидно, нежели поведение тех политиков, историков и публицистов в Польше, которые не принимают к сведению факта смерти сотен тысяч красноармейцев на польских землях, спасения Кракова, Ченстоховы с Ясной горой, Сандомира. . . Примечательно, что лишь во время ежегодных торжеств в Освенциме говорилось об освобождении концлагеря Аушвиц-Биркенау, потому как они имели международный характер и трудно было изолгать смысл события шестидесятилетней давности.

У меня нет сомнений, стоит ли Александру Квасьневскому появляться 9 мая на Красной площади, и почему он обязан это сделать.


К списку                                          © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru