Российский эксперт об Армии Крайовой. "Это был коварный и жестокий враг". Правда о роли польского подполья во II мировой войне
24.02.2005

Страна.Ru попросила прокомментировать полемическую статью, присланную посольством Польши, известного эксперта по польским делам, чрезвычайного и полномочного посланника в отставке Юрия Иванова.

"Действия польского подполья, главным образом Армии Крайовой, в первые годы после окончания войны в Европе никак нельзя оправдать даже с очень большой долей натяжки. Созданный сейчас вокруг АК ореол патриотов, героев польского народа явно политизирован, противоречит историческим фактам, поскольку все ее силы были направлены не на сотрудничество, а на разжигание ненависти к стране и армии, реально принесших польскому народу освобождение от фашизма. Объективно АК действовала также против реально понимаемых в то время интересов польского народа, значительная часть которого поддерживала курс прокоммунистических сил в стране и была заинтересована в ускорении процесса мирного строительства, а террористические действия АК только тормозили этот процесс. Следует также подчеркнуть, что применяемые ее методы борьбы носили криминальный, бандитский характер: террор, убийства, грабежи, разбой и т.п. и были направлены не только против советских военнослужащих, но также против самих же поляков - представителей вновь создаваемой администрации и всего населения страны.

Наше отношение к Армии Крайовой, несмотря на происходящие сейчас необходимые переоценки прошлого, может быть только отрицательным, поскольку ее деятельность в тот период была направлена против нашей армии, а, в более широком масштабе, - против геополитических интересов, государственной безопасности Советского Союза, что в значительной степени актуально и для нынешней России. По этим веским причинам никак нельзя вслед за государственной и политической элитой нынешней Польши поднимать на щит, а тем более героизировать действия АК. Это был коварный и жестокий враг, к которому не следует подходить с меркой некоего "благородного противника, хотя и сражавшегося против нас, но заслуживающего уважение за свою воинскую доблесть". Среди некоторых наших политологов и историков можно иногда встретиться с мнением, что если мы во имя нормализации отношений признаем правоту польской стороны по ряду острых вопросов нашей общей истории (например, согласиться с тем, что в польском плену после войны 1920 года погибло не 60 тысяч, а 18-20 тысяч красноармейцев или начнем воздавать почести Армии Крайовой), то тем самым мы, как бы автоматически, снимем все острые вопросы истории в наших взаимоотношениях. Это ошибочная линия. Как свидетельствует совсем недавнее прошлое (в частности, фактическое игнорирование польской стороной слов покаяния президента России по поводу Катынской трагедии), наши подобные действия не дают желаемых результатов и воспринимаются в Польше не как жест к примирению или как к снятию во имя будущего проблем, отягощающих двусторонние отношения, а как проявление нашей слабости со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тем более нельзя ожидать с польской стороны каких-либо встречных позитивных шагов подобного рода. Наша уступчивость будет лишь поощрять к предъявлению к России, во имя сугубо конъюнктурно понимаемого принципа урегулирования взаимоотношений, все новых и новых малообоснованных, а то и вовсе вздорных требований одностороннего характера.

В этой связи можно было бы обдумать вопрос о целесообразности на данном этапе привлечь внимание польской стороны к изложенной проблеме. Принципиальное правовое решение такого шага имеется: нынешний польский эстеблишемент в свое время официально признал, что является преемником довоенной Польши, а Армия Крайова, как известно, была инструментом польского эмигрантского правительства. Поэтому польская сторона, как представляется, несет полную юридическую и моральную ответственность за все действия АК, в том числе и за убийства советских военнослужащих.

При желании списки военнослужащих, погибших от руки аковцев, можно было бы составить по документам, хранящимся в военных архивах. Конечно, в этом случае следует считаться с тем, что нужно будет проделать большой объем кропотливой работы, требующей продолжительного времени. По тактическим соображением можно было бы при случае и на определенном уровне дать понять полякам об их ответственности за послевоенные убийства советских военнослужащих, о возможном предъявлении иска о материальном возмещении родственникам погибших, а также, может быть о том, что в настоящее время мы подумываем о составлении списков убитых. Такой шаг мог бы оказать сдерживающее влияние на активность польской стороны по предъявлению нам различного рода материальных претензий, в том числе в рамках образованной российско-польской межмидовской группы по сложным вопросам.

Даже в случае, если такое обращение к польской стороне будет признано в настоящее время нецелесообразным, материал о действиях АК против нашей армии всегда следует иметь под рукой, на всякий случай. Конечно, наилучшим для нас вариантом был бы взаимный отказ от предъявления друг другу претензий такого рода.


К списку                                     © Copyright 2005 Www.strana.ru

www.warsaw.ru